Уголовная ответственность при банкротстве

Уголовная ответственность при банкротстве

Уголовная ответственность при банкротстве

  1. Уголовная ответственность при банкротстве
  2. Когда наступает уголовная ответственность лиц при банкротстве
  3. Уголовная ответственность гендиректора и учредителей при банкротстве

Банкротство традиционно рассматривается руководителями фирмы как один из лучших способов избавления от непосильных долгов. Однако решаясь на него, контролирующие лица должны быть готовы к тотальной проверке финансово-хозяйственной деятельности юридического лица. В случае обнаружения грубых нарушений со стороны учредителей и участников речь может идти об уголовной ответственности.

Рассмотрим, какие статьи закрепляют уголовную ответственность при банкротстве.

Неправомерные действия при банкротстве (ст.195 УК РФ). Под статью подпадают любые действия, направленные на сокрытие активов должника, уничтожение и подделку бухгалтерских документов, если они причинили ущерб, превышающий 2,250 млн рублей, удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим, воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего. Максимальная санкция по статье – до 3 лет лишения свободы.

Преднамеренное банкротство (ст.196 УК РФ). Под статью подпадают действия, совершаемые руководителем юрлица, заведомо влекущие неспособность компании расплатиться по долгам. Максимальная санкция по статье – до 6 лет заключения. В качестве дополнительного наказания может применяться штраф в размере до 200 тысяч рублей (или в сумме дохода виновного субъекта на срок до 18 месяцев).

Фиктивное банкротство (ст.197 УК РФ). В данном случае руководитель или учредитель может быть привлечен к ответственности, если он сообщил заведомо ложную информацию о несостоятельности компании в публичном формате. Максимальная санкция – до 6 лет заключения. В качестве дополнительной меры может применяться штраф в размере до 80 тысяч рублей (или в сумме дохода виновного лица на срок до 6 месяцев).

Причем, чаще всего, одной статьей дело не ограничивается. Руководителя компании-банкрота могут привлечь еще и по другим статьям, например, экономическим. Приведем пример.

Антон Кытманов, бывший гендиректор одного из крупнейших сельхозпредприятий Пермского края, был привлечен к уголовной ответственности по ч.4 ст.159.1 УК РФ и ст.196 УК РФ. Было установлено, что Кытманов отчуждал имущество ООО «Агрорусь» по фиктивным сделкам, а также присвоил кредитные средства, полученные компанией на развитие бизнеса. Бывший гендиректор был приговорен к 6 годам колонии и штрафу в размере 500 тысяч рублей.

Как это происходит

Признаки противоправных деяний, предусмотренные указанными выше статьями, как правило, обнаруживаются арбитражным управляющим. Проверка включает следующие этапы:

Инвентаризация активов, имущества, принадлежащих должнику.

Анализ финансового состояния юрлица, его платежеспособности.

Проверка деятельности фирмы, которая привела к финансовым трудностям. Сюда же относится проверка законности совершенных сделок.

В ходе этой проверки арбитражный управляющий изучает всю имеющуюся документацию — учредительную и налоговую, а также договоры с контрагентами, аудиторские заключения и т.д.

Соответствующая информация передается в правоохранительные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Даже если руководители действовали добросовестно, доследственная проверка и предварительное расследование могут усложнить жизнь компании, ее учредителям и гендиректору. Поэтому уже на этом этапе требуется защита бизнеса при проверках – участие в данных мероприятиях юриста существенно снизит риск нарушения процессуальных прав учредителей и гендиректора, а также изъятия важной документации и компьютерной техники. Как показывает наша практика, большинство дел о банкротстве, по которым доверители получили помощь с самого начала, не доходят до суда.

«В рамках возбужденного дела большую роль играет финансово-экономическая экспертиза. Приведем пример. Директор компании вывел со счета организации более 3 миллионов рублей. Финансово-экономическая экспертиза показала, что именно эти действия привели к неспособности фирмы отвечать по своим долгам, поэтому гендиректор был привлечен к уголовной ответственности по ст.196 УК РФ».

Можно ли избежать ответственности при банкротстве?

Как было сказано ранее, даже добропорядочные гендиректоры и учредители могут быть заподозрены в фиктивном, преднамеренном банкротстве, а также в совершении неправомерных действий при банкротстве. Снизить риски неблагоприятного исхода помогут следующие советы:

Сохраняйте всю документацию, затрагивающую деятельность фирмы, в том числе контракты.

Не совершайте сомнительных сделок с контрагентами (например, по отчуждению активов по слишком низкой цене).

Разработайте внутренний документ, регламентирующий порядок согласования сделок.

Указывайте все активы, принадлежащие компании.

Но если контролирующее лицо все равно подозревается или обвиняется в преступлении, предусмотренном ст.195, 196 или 197 УК РФ – срочно заручитесь поддержкой уголовного адвоката. Специалист постарается всеми способами завершить уголовное дело (уголовное преследование) в отношении своего доверителя, а если это невозможно – поспособствует вынесению оправдательного приговора. Для наших специалистов это вполне реальная задача, поскольку нам хорошо известна работа правоохранительных органов и суда изнутри.

Мнение адвоката

«В 2017 году к нам обратился Ю., руководитель транспортной компании в Москве. Гендиректора обвиняли в том, что он заключил невыгодный для фирмы контракт, а также вовремя не истребовал вклад юрлица из банка, который впоследствии обанкротился. Нашим специалистам удалось доказать, что Ю. действовал обоснованно и добросовестно, деньги компании себе не присваивал и до последнего стремился сохранить фирму «на плаву». Суд вынес оправдательный приговор по ст.196 УК РФ с правом на реабилитацию в связи с отсутствием состава преступления».

Следовательно, если вам грозит уголовная ответственность за банкротство – не пускайте дело на самотек, ситуацию вполне может исправить участие в деле квалифицированных специалистов юридической компании «СКП».

Уголовная и административная ответственность при банкротстве физических лиц


Уголовная и административная ответственность при банкротстве физлица.

Банкротство физических лиц интересует все большее количество людей, однако следует помнить, что при проведении процедуры человек может нарушить закон, что повлечет за собой ответственность. Последствия могут быть самые разные – от отказа в списании долгов, до реального тюремного срока.
Поэтому, когда вы обращаетесь в юридическую фирму или к финансовому управляющему, и вам сходу предлагают явно незаконные действия – к примеру, скрыть имущество, или «нарисовать» вам фиктивный долг банкротства, то определенно стоит задуматься – не навлечет ли на вас это еще большие неприятности, о которых — ниже.

Какая ответственность бывает при банкротстве физического лица?

Закон выделяет три вида ответственности – гражданская, административная и уголовная ответственность. Стоить отметить, что не только должники привлекаются к ответственности, как может показаться с первого взгляда, к ней могут быть привлечены финансовые управляющие и кредитные организации. Мы расскажем об уголовной и административной ответственности.

Какими законами установлено наказание?

Санкции за нарушение законодательства о банкротстве содержатся в различных федеральных законах, Это, в первую очередь, сам Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», Уголовный кодекс РФ, Административный кодекс РФ.

Уголовная ответственность при банкротстве

УК РФ содержит три статьи, устанавливающие санкции за нарушение законодательства о банкротстве, все они содержатся в разделе преступлений в сфере экономической деятельности.

Неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ).
Содержат три состава преступления небольшой тяжести. Гражданин может быть осужден в случае если:

— Скрыл имущество при банкротстве (ч.1 ст. 195 УК РФ).
Как пример – у человека имеется банковский счет, на котором находится крупная сумма денег. Подавая заявление о банкротстве, он не сообщает об этом суду и финансовому управляющему, но в ходу процедуры этот факт выясняется. Если будет доказано, что он сделал это умышленно – то его ждет наказание вплоть до лишения свободы.

-Заплатил одному кредитору всю сумму долга, не заплатив при этом другим(ч.2 ст. 195 УК РФ).
Тут все понятно – к примеру, у гражданина долги перед несколькими кредиторами, и он, вместо того чтобы рассчитываться с ними пропорционально – платит только одному кредитору, а другие остаются ни с чем. Это статья так же предусматривает лишение свободы до 1-го года.

-Препятствовал деятельности финансового управляющего (ч.3 ст. 195 УК РФ),
Очень часто в ходе процедуры финансовый управляющий запрашивает у должника какие-либо сведения или документы. И если гражданин, обладая этими сведениями, сознательно не передает их управляющему, то тут он тоже нарушает закон. Самое суровое наказание – лишение свободы до 1 года, с штрафом в 80 тыс. рублей.

Привлечение должника к ответственности по данным статьям возможно только в случае причинения крупного ущерб кредиторам, а это более 1 миллиона 500 тысяч рублей.

Преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ).
По этой статье можно привлечь гражданина в случае если он сознательно совершил какие-либо действия, которые довели его до банкротства, или наоборот что-то не сделал. Например, у него была возможность вступить в наследство, получить имущество и рассчитаться с кредиторами, а он этого не сделал. Или, более частый случай – перед ним имелась дебиторская задолженность граждан или организаций, и вместо того, чтобы обратиться в суд и взыскать ее, пропустил сроки, а впоследствии обратился с заявлением о банкротстве.

За это преступление наказания суровое – до 6-ти лет лишения свободы, и это логично, так как оно является тяжким.

Фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ).
Тут состав преступления возникает в том случае, если гражданин обратился в арбитражный суд с заявлением о признании себя банкротом, заведомо зная, что он может расплатиться кредиторами. Здесь также действует требование о возникновении крупного ущерба, в результате такого объявления. Если объявление было сделано во внесудебном порядке, то состава преступления не имеется. Данное преступление носит так же носит тяжкий характер. Санкция – лишение свободы на срок не более 6-ти лет.

Административная ответственность при банкротстве

Именно на кодексе об административных правонарушений нет смысла останавливаться подробнее, так как КоАП содержит две статьи, а именно — статья 14.12. и 14.13 применяемые при банкротстве, а составы правонарушений такие же, как в УК РФ. Разница лишь в последствиях совершения неправомерных действий. В преступлениях обязательным последствием являлся крупный ущерб, если же подобного ущерба нет, то речь будет идти об административных правонарушениях. Ну и конечно, наказания в КоаПе намного мягче, человек может отделаться лишь неольшим штрафом.

Были ли случаи реального привлечения к уголовной ответственности?

С 2015 года, т.е. с начала действия закона о банкротстве, приговоров в отношении граждан за преднамеренно или фиктивное банкротство еще не было. По нашему мнение это связано с тем, что закон действует еще непродолжительное время и практика привлечения у уголовной и административной ответственности еще не сформировалась. Однако, это вовсе не значит, что закон можно и нужно нарушать. Наоборот, чтобы не совершить преступление при банкротстве, необходимо очень тщательно подходить ко всем этапам процедуры и доверять ее ведение профессионалам.

Читать еще:  Инвентаризация основных средств

Юридическое агентство «БашЮрЗащита»
Моб. тел.: +7(927)236-98-31
г.Уфа, ул.Шафиева, дом 44, (бизнес-центр «Сфера»), офис №202

Виды ответственности в банкротстве. Как можно защититься?

Банкротство — инструмент очень точный, и при его неправильном использовании можно попасть под ответственность. Какая бывает ответственность в банкротстве, и как ее избежать, или хотя бы минимизировать риски — читайте в нашей новой статье.

Итак, какие виды ответственности могут быть в банкротстве:

  • Административная ответственность
  • Уголовная ответственность
  • Субсидиарная ответственность

Разберем каждую из них.

Административная ответственность в банкротстве

Административная ответственность прописана в КоАП, включает в себя предупреждения, штрафы и дисквалификацию лиц (лишение права заниматься определенной деятельностью). Содержатся в статьях 14.12 и 14.13 КоАП.

К примеру, сокрытие имущества при банкротстве. Для должностного лица (директора) компании — штраф от 50 до 100 тыс. рублей или дисквалификация на срок от 6 месяцев до трех лет.

Удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим — штраф до ста тысяч рублей, или дисквалификация до 3 лет.

Другой пример — воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего. В том числе, несвоевременная передача запрошенных документов и сведений. Прекрасная возможность заплатить штраф от 40 до 50 тыс. рублей, либо схватить дисквалификацию на срок до одного года.

Фиктивное банкротство (ст. 14.12 КоАП) — штраф до 10 тыс., или дисквалификация на срок до 3 лет. Преднамеренное — санкции примерно те же. И это при условии, что в действиях нет признаков уголовно наказуемого деяния (обычно смотрят на размер ущерба).

Даже просто неподача заявления на банкротство, если компания отвечает признакам банкрота — штраф от 5 до 10 тыс. рублей. Не так много, но, как правило, при желании найдут еще нарушения.

При этом, меры административной ответственности в банкротстве применяют в случаях, когда размер причиненного ущерба не превысил 1,5 млн рублей. Если же ущерб выше — есть все шансы попасть под уголовное преследование.

Уголовная ответственность в банкротстве

Здесь меры ответственности будут жестче. Штрафы будут крупнее, возможно ограничение, либо лишение свободы. Уголовная ответственность сходна с административной, но ее наступление зависит от размера причиненного ущерба.

Возможна ответственность за:

  • неправомерные действия при банкротстве, ст. 195 УК;
  • преднамеренное банкротство, ст. 196 УК;
  • фиктивное банкротство, ст. 197 УК.

В статью 195, непреднамеренные действия входят расширенные составы сходных административно наказуемых деяний:

  • сокрытие имущества при банкротстве. Штраф тут будет уже от 100 до 500 тысяч рублей. Может быть и лишение свободы до трех лет со штрафом до 200 тысяч, либо без штрафа.
  • неправомерное удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим — тут штраф будет до 300 тысяч. Посадить могут до 1 года со штрафом до 80 тысяч, либо без штрафа.
  • незаконное воспрепятствование деятельности управляющего — штраф до 200 тысяч, либо лишение свободы до 2 лет.

Преднамеренное банкротство — по сути, доведение компании до банкротства. Это, конечно, еще доказать нужно, но если докажут — штраф от 200 до 500 тысяч, либо лишение свободы до 6 лет. К лишению свободы могут еще штраф до 200 тыс. добавить.

А вот фиктивное банкротство — это компанию специально банкротят, хотя она признакам банкротства не отвечает. «Рисуют» кредиторскую задолженность, пытаются таким образом сбежать от долгов. Если докажут, а при желании сделать это не так сложно — штраф до 300 тысяч, либо посадят на срок до 6 лет. Со штрафом до 80 тысяч или без такового.

Назначат ли еще штраф к лишению свободы, опять-таки зависит от ущерба. И многих прочих факторов, в том числе и от судьи. Скажем так, если перебежал дорогу налоговикам — вкатят по максимуму.

Это если говорить о «банкротных» составах в УК. Не забываем, что есть еще и такой «прейскурант»:

  • 159 статья. Мошенничество.
  • 160 статья. Присвоение или растрата.
  • 177 статья. Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности.
  • 199 статья. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации.
  • 303 статья. Фальсификация доказательств по гражданскому делу.

159-я и 199-я — вполне рабочие.

Субсидиарная ответственность

Этот вид ответственности в банкротстве впервые появился в 2009 году, с поправками в соответствующий закон.

Субсидиарная ответственность — это имущественная ответственность контролирующих лиц по долгам компании, которую они контролировали.

В случае привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности долги компании «перекладываются» непосредственно на то лицо, в результате действий которого кредиторы понесли убытки.

Контролирующее должника лицо — лицо, прямо или косвенно определяющее действия организации-банкрота. Это могут быть должностные лица организации, ее участники (акционеры), а также иные лица, в которые могут записать родственников, друзей, и даже несовершеннолетних детей должностных лиц.

Подать заявление может либо арбитражный управляющий (сам, или с подачи кредитора), или сам кредитор. Если кредитор ФНС, и у него есть все основания полагать, что директор компании своими действиями принес ущерб, и с него есть, что взыскать — подадут. А если у компании нет вообще ничего для удовлетворения требований кредиторов, и она банкрот — подадут обязательно.

Также руководитель привлекается к субсидиарной ответственности за то, что документы бухгалтерского учета отсутствуют или содержат недостоверную информацию.

Важно: не стоит инсценировать пожар или потоп, как причины утраты документов. Не поможет. Руководитель в соответствии с законом «О бухгалтерском учете» обязан восстановить документы в любом случае.

Как уберечься от ответственности?

Как бы банально это не звучало — не нарушать. Но, так как в нашей стране это может прозвучать наивно, то минимизация рисков будет немного в другом. А именно — в грамотном планировании всей процедуры. Банкротство, по сути, не должно начинаться с подачи заявления в арбитражный суд. Это — можно сказать третья часть всего плана действий.

Компания «Бизнес Гарант» предлагает полный комплекс сопровождения банкротства от планирования процедуры, до ее завершения.

Оставьте нам свои контакты, расскажем все подробно:

На тёмной стороне: уголовные риски банкротства

– Те, кто управлял компанией-банкротом (юридические и фактические руководители). Это связано с попытками должника перед банкротством спасти максимум и продать всё за копейки, говорит партнёр юрфирмы Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 4-го декабря × Дмитрий Клеточкин.

Но больше всех рискует руководитель должника, у которого в банкротстве или в преддверии банкротства нашли недоимку по налогам или другим обязательным платежам.

Руководитель правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 4-го декабря × Эдуард Олевинский

«Во всех случаях, с которыми мы сталкивались, размер доначислений был достаточным для уголовно-правовой квалификации, – продолжает Олевинский. – Часто возбуждались дела по ст. 199 или 199.1 УК (уклонение от уплаты налогов и иных сборов)».

– Управляющие. Они руководят процедурой банкротства. По словам Клеточкина, иногда они не могут удержаться от соблазна и дёшево продают вверенное имущество аффилированным лицам, похищают, нанимают дорогих консультантов и платят им за фактически не оказанные услуги.

– Кредиторы. Они привлекаются наиболее редко. Но они в зоне уголовного риска наряду с должниками, если вступают в сговор с заинтересованными лицами, в том числе управляющими, чтобы с помощью преступных действий получить выгоду. Например, получить долг вне очереди или уменьшить размер требований, говорит партнёр АБ Деловой фарватер Деловой фарватер Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 4-го декабря × Павел Ивченков.

Да. Надо обратить внимание на любые значимые действия, решения, сделки с имуществом должника, которые были успешно оспорены в рамках дела о банкротстве, если это привело к ухудшению имущественного положения, предупреждает руководитель уголовной практики АК Бородин и партнеры Бородин и Партнеры Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 4-го декабря × Михаил Чечеткин: «В судебном акте говорится, какое нарушение было допущено и кто его совершил. Это как раз подтверждение противоправности с указанием на конкретное лицо и размер ущерба».

Другой риск возникает, когда обнаружится, что активов нет, но нельзя подтвердить, на каком основании они выбыли, говорит Чечеткин.

Если руководитель должника не подал заявление о банкротстве при возникновении объективного банкротства (то есть в ситуации, когда руководителю должника ясно, что погасить все требования кредиторов уже невозможно), то это тоже могут квалифицировать как преступление (ст. 195–196 УК), говорит Олевинский. По его словам, для этого требуется доказать, что руководитель имел умысел причинить крупный ущерб кредиторам именно таким способом. «А это тяжело», – отмечает эксперт.

По словам Клеточкина, пристальное внимание привлекает реализация имущества.

Кредиторы всегда настаивают, что активы надо продавать максимально дорого. Но арбитражный управляющий должен продавать их быстро, что означает более низкую цену.

Партнёр юрфирмы Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 4-го декабря × Дмитрий Клеточкин

Казалось бы, что быстро и дорого продать практически нереально, рассуждает Клеточкин. Но кредиторы, по его словам, всегда стремятся найти в любой реализации имущества злой умысел и привлечь к ответственности. Почва для этого есть. Ведь если злоупотребление действительно есть, то его маскируют именно необходимостью продать имущество побыстрее, делится Клеточкин.

Рассказывает старший юрист РКТ РКТ Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 4-го декабря × Елена Сафонова. Заявление могут подать, чтобы:

  • узнать, кто совершил преступление (например, пропало имущество, а это выяснилось после инвентаризации);
  • получить доказательства для банкротного спора;

В одном из арбитражных споров материалы, полученные в уголовном деле, помогли привлечь контролирующее лицо к субсидиарной ответственности на сумму свыше 12 млрд руб.*

Читать еще:  Что такое матрица Эйзенхауэра

Старший юрист РКТ РКТ Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 4-го декабря × Елена Сафонова

  • помешать незаконным действиям (например, если бенефициар «приводит» в реестр подконтрольных кредиторов);
  • помешать работе (например, добиться проведения обыска или выемки);
  • противодействовать включению поддельных документов в арбитражное дело. Участник дела может подать заявление о фальсификации и принимать решение по итогам экспертизы.

Также уголовное дело может быть способом давления на:

  • бывшего руководителя, который не передаёт документы;
  • арбитражного управляющего (это существенный рычаг давления, ведь возбуждение дела – самостоятельное основание для прекращения полномочий);
  • арендаторов имущества должника (например, когда несколько лиц претендуют на пользование активами банкрота).

* – определение Арбитражного суда Воронежской области от 19 сентября 2019 года по делу № А14-9675/2013.

Нет, потому что в возбуждении таких дел почти всегда отказывают, делится партнёр MGP Lawyers MGP Lawyers Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 4-го декабря × Денис Быканов. Полиция завалена ими. Быканов советует запастись терпением: «Это тернистый путь, который состоит из бесконечных обжалований решений об отказе в возбуждении уголовного дела, жалоб и так далее».

Здесь заявителю нужен профессиональный адвокат, который облегчит работу следователя и подготовит доказательства: проведёт необходимые опросы свидетелей, организует экспертизы, запросит письменные доказательства.

Партнёр MGP Lawyers MGP Lawyers Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 4-го декабря × Денис Быканов

Фактически у заявителя два пути, подытоживает эксперт: один путь непроцессуальный и неприемлемый с точки зрения закона, другой заключается де-факто в организации частного сыска.

Примером может служить дело директора «АзовТрансТерминала» Андрея Клюева, которого в апреле 2019 года признали виновным в преднамеренном банкротстве (ст. 196 УК). Компания занималась перевозкой нефтепродуктов и бункеровкой кораблей. Клюев хотел её обанкротить. Для этого он подписал «заведомо недействительный» договор поставки нефтепродуктов с «ФлотРегионСервисом» и распорядился перечислить в его адрес 122,3 млн руб. Но «АзовТрансТерминал» по факту ничего не получил за эти деньги. Чтобы скрыть фиктивный характер сделки, директор подготовил документы на хранение нефтепродуктов и якобы их перепродажу.

Кроме того, Клюев подписал договор поручительства «АзовТрансТерминала» по кредиту «Волгоресурса» в Райффайзенбанке. Лимит овердрафта составил 40 млн руб. У поручителя не было средств, чтобы отвечать по долгу, и это только усугубило его неплатёжеспособность, говорится в приговоре. В итоге «АзовТрансТерминал» оставил 700 млн руб. долгов. Второй по размеру кредитор – это государство с 127,5 млн руб. недоплаченных налогов. В итоге Клюев получил два года условно, а затем сразу был амнистирован согласно постановлению Госдумы в связи с годовщиной Победы (№ 1-60/2019).

Нет. Убедиться можно, изучив статистику Судебного департамента. В 2018 году 43 человека были осуждены за преднамеренное банкротство (ст. 196 УК), девять – за неправомерные действия при банкротстве (ст. 195) и один – за фиктивное банкротство (ст. 197 УК).

Юристы называют разные причины. По словам Клеточкина, умысел преступников обычно направлен на завладение активами банкрота, поэтому их действия квалифицируют по общеуголовным статьям.

На проблемы доказывания ссылается заместитель управляющего партнёра Alliance Legal CG Alliance Legal Consulting Group Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 4-го декабря × Алина Манина. Когда правоохранительные органы занимаются квалификацией криминальных банкротств, они нередко сталкиваются с проблемами соотношения уголовных и административных составов, конкуренции норм и так далее, говорит Манина.

В то же время, по её словам, методика расследования преступлений по «общим» составам выработана годами. Диспозиция ст. 159 настолько аморфна, что позволяет при желании квалифицировать как мошенничество множество гражданско-правовых споров, в том числе в рамках банкротства, отмечает Чечеткин.

Он называет и другие причины «популярности» общих статей:

  • правоохранителей и потерпевших не устраивают наказания за «банкротные» преступления, а иногда сроки давности привлечения к уголовной ответственности;
  • по «банкротным» составам запрещено заключать под стражу, что идёт вразрез с практикой «массовой посадки» обвиняемых.

Чаще всего это оконченное мошенничество или покушение на него (ст. 159 УК), говорит Чечеткин. А по наблюдениям партнёра АБ ЗКС Адвокатское бюро «ЗКС» Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 4-го декабря × Сергея Малюкина, чаще всего применяются ст. 160 УК (присвоение или растрата) и ст. 201 УК (злоупотребление полномочиями). «Они сформулированы так, что даже законные действия генерального директора или заключение обоснованных сделок могут интерпретировать как способ совершения преступления», – делится Малюкин.

Он назвал и другие сопутствующие статьи, по которым могут квалифицировать нарушения в банкротстве: ст. 160 УК (присвоение или растрата), ст. 204 УК (коммерческий подкуп), ст. 199.2 УК (сокрытие денежных средств или имущества организации, за счёт которых должно осуществляться взыскание налоговой задолженности).

Арбитражного управляющего Владимира Юрина обвинили по ч. 1 ст. 201 (злоупотребление полномочиями). Он занимался конкурсным производством сельскохозяйственного предприятия «Возрождение», чьё банкротство закончилось ещё в 2006 году, а в 2015-м в отношении Юрина возбудили уголовное дело. Оказалось, что он предлагал купить овчарни работавшим на предприятии чабанам, а деньги забирал себе. Возможно, он пользовался тем, что овчарни не были зарегистрированы как недвижимость. Чабаны покупали загоны за 100 000–300 000 руб. у Юрина, а официально суммы были другие (какие именно, в актах не говорится).

Банкротство предприятия закончилось тем, что суд констатировал отсутствие имущества для погашения долгов. «Возрождение» оставило долг перед бюджетом по налогам в размере более 2,5 млн руб., в 2015 году он был списан.

Первая инстанция приговорила Юрина к полутора годам условно и освободила от наказания в связи с истечением сроков давности. Апелляция заменила наказание на штраф в размере 50 000 руб. и сразу его отменила по этой же причине (№ 22-605/2018).

Мухара Мизиева приговорили к пяти годам лишения свободы за злоупотребление полномочиями, мошенничество и растрату. Бывший директор МУП «ТШСУ» выдал займов некоему ООО «Эльбрус-Тур» на сумму более 32 млн руб. и ничего не сделал, чтобы вернуть эти деньги. Он сфальсифицировал отчётность и скрыл эти долги, хотя признаки банкротства уже были.

Бывший руководитель ПСК «Универсалстрой» Николай Дядюсь получил два года колонии общего режима за преднамеренное банкротство (№ 22-2973/2019). Согласно заключению эксперта, он за три с лишним года вывел из компании 521 млн руб. Для сравнения, требования кредиторов составляли 247 млн руб.

Директор муниципального унитарного предприятия Олег Бочаров получил год и два месяца колонии-поселения за превышение должностных полномочий. Он в обход реестра кредиторов перечислил 2 млн руб. со счетов МУП в адрес ООО «МУП ПТС». Сделку признали недействительной, но деньги общество так и не вернуло, говорится в приговоре № 1-733-16.

Подготовкой и ведением банкротство чаще всего занимаются юристы, ведь это профессиональный процесс. Чечеткин рекомендует им (независимо от стороны: должник, кредитор, управляющий) оценивать ситуацию в целом и значимые действия по отдельности не только с точки зрения цивилистики, но и с уголовно-правовой. Если есть достаточные знания и навыки, можно ограничиться дополнительной оценкой, насколько та или иная ситуация подпадает под Уголовный кодекс, говорит Чечеткин. Если нет, то он советует привлечь к работе адвоката.

«Всегда имейте понятное и достаточное объяснение всем своим действиям с точки зрения бизнес-логики, минимизируйте высокорисковые операции», – рекомендует Клеточкин.

Виды ответственности в банкротстве. Как можно защититься?

Банкротство — инструмент очень точный, и при его неправильном использовании можно попасть под ответственность. Какая бывает ответственность в банкротстве, и как ее избежать, или хотя бы минимизировать риски — читайте в нашей новой статье.

Итак, какие виды ответственности могут быть в банкротстве:

  • Административная ответственность
  • Уголовная ответственность
  • Субсидиарная ответственность

Разберем каждую из них.

Административная ответственность в банкротстве

Административная ответственность прописана в КоАП, включает в себя предупреждения, штрафы и дисквалификацию лиц (лишение права заниматься определенной деятельностью). Содержатся в статьях 14.12 и 14.13 КоАП.

К примеру, сокрытие имущества при банкротстве. Для должностного лица (директора) компании — штраф от 50 до 100 тыс. рублей или дисквалификация на срок от 6 месяцев до трех лет.

Удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим — штраф до ста тысяч рублей, или дисквалификация до 3 лет.

Другой пример — воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего. В том числе, несвоевременная передача запрошенных документов и сведений. Прекрасная возможность заплатить штраф от 40 до 50 тыс. рублей, либо схватить дисквалификацию на срок до одного года.

Фиктивное банкротство (ст. 14.12 КоАП) — штраф до 10 тыс., или дисквалификация на срок до 3 лет. Преднамеренное — санкции примерно те же. И это при условии, что в действиях нет признаков уголовно наказуемого деяния (обычно смотрят на размер ущерба).

Даже просто неподача заявления на банкротство, если компания отвечает признакам банкрота — штраф от 5 до 10 тыс. рублей. Не так много, но, как правило, при желании найдут еще нарушения.

При этом, меры административной ответственности в банкротстве применяют в случаях, когда размер причиненного ущерба не превысил 1,5 млн рублей. Если же ущерб выше — есть все шансы попасть под уголовное преследование.

Уголовная ответственность в банкротстве

Здесь меры ответственности будут жестче. Штрафы будут крупнее, возможно ограничение, либо лишение свободы. Уголовная ответственность сходна с административной, но ее наступление зависит от размера причиненного ущерба.

Возможна ответственность за:

  • неправомерные действия при банкротстве, ст. 195 УК;
  • преднамеренное банкротство, ст. 196 УК;
  • фиктивное банкротство, ст. 197 УК.

В статью 195, непреднамеренные действия входят расширенные составы сходных административно наказуемых деяний:

  • сокрытие имущества при банкротстве. Штраф тут будет уже от 100 до 500 тысяч рублей. Может быть и лишение свободы до трех лет со штрафом до 200 тысяч, либо без штрафа.
  • неправомерное удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим — тут штраф будет до 300 тысяч. Посадить могут до 1 года со штрафом до 80 тысяч, либо без штрафа.
  • незаконное воспрепятствование деятельности управляющего — штраф до 200 тысяч, либо лишение свободы до 2 лет.
Читать еще:  Госпошлина за регистрацию ООО в 2018 году

Преднамеренное банкротство — по сути, доведение компании до банкротства. Это, конечно, еще доказать нужно, но если докажут — штраф от 200 до 500 тысяч, либо лишение свободы до 6 лет. К лишению свободы могут еще штраф до 200 тыс. добавить.

А вот фиктивное банкротство — это компанию специально банкротят, хотя она признакам банкротства не отвечает. «Рисуют» кредиторскую задолженность, пытаются таким образом сбежать от долгов. Если докажут, а при желании сделать это не так сложно — штраф до 300 тысяч, либо посадят на срок до 6 лет. Со штрафом до 80 тысяч или без такового.

Назначат ли еще штраф к лишению свободы, опять-таки зависит от ущерба. И многих прочих факторов, в том числе и от судьи. Скажем так, если перебежал дорогу налоговикам — вкатят по максимуму.

Это если говорить о «банкротных» составах в УК. Не забываем, что есть еще и такой «прейскурант»:

  • 159 статья. Мошенничество.
  • 160 статья. Присвоение или растрата.
  • 177 статья. Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности.
  • 199 статья. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации.
  • 303 статья. Фальсификация доказательств по гражданскому делу.

159-я и 199-я — вполне рабочие.

Субсидиарная ответственность

Этот вид ответственности в банкротстве впервые появился в 2009 году, с поправками в соответствующий закон.

Субсидиарная ответственность — это имущественная ответственность контролирующих лиц по долгам компании, которую они контролировали.

В случае привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности долги компании «перекладываются» непосредственно на то лицо, в результате действий которого кредиторы понесли убытки.

Контролирующее должника лицо — лицо, прямо или косвенно определяющее действия организации-банкрота. Это могут быть должностные лица организации, ее участники (акционеры), а также иные лица, в которые могут записать родственников, друзей, и даже несовершеннолетних детей должностных лиц.

Подать заявление может либо арбитражный управляющий (сам, или с подачи кредитора), или сам кредитор. Если кредитор ФНС, и у него есть все основания полагать, что директор компании своими действиями принес ущерб, и с него есть, что взыскать — подадут. А если у компании нет вообще ничего для удовлетворения требований кредиторов, и она банкрот — подадут обязательно.

Также руководитель привлекается к субсидиарной ответственности за то, что документы бухгалтерского учета отсутствуют или содержат недостоверную информацию.

Важно: не стоит инсценировать пожар или потоп, как причины утраты документов. Не поможет. Руководитель в соответствии с законом «О бухгалтерском учете» обязан восстановить документы в любом случае.

Как уберечься от ответственности?

Как бы банально это не звучало — не нарушать. Но, так как в нашей стране это может прозвучать наивно, то минимизация рисков будет немного в другом. А именно — в грамотном планировании всей процедуры. Банкротство, по сути, не должно начинаться с подачи заявления в арбитражный суд. Это — можно сказать третья часть всего плана действий.

Компания «Бизнес Гарант» предлагает полный комплекс сопровождения банкротства от планирования процедуры, до ее завершения.

Оставьте нам свои контакты, расскажем все подробно:

Уголовная ответственность при банкротстве

Сегодня более подробно разберемся в том, можно ли списать долги в банкротстве после уголовного дела?

Начнем с цитаты из закона.

Не допускается освобождение должника от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами, если в отношении должника вынесен приговор за:

  • Неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ);
  • Преднамеренное (ст. 196 УК РФ) или фиктивное (ст. 197 УК РФ) банкротство;
  • Совершение в отношении кредитора мошенничества (ст. ст. 159 и 159.1 УК РФ);
  • Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК РФ);
  • Уклонение физического лица от уплаты налогов, сборов и страховых взносов (ст. 198 УК РФ);
  • Предоставление кредитору заведомо ложных сведений при получении кредита (ст. 176 УК РФ);
  • Сокрытие денежных средств либо имущества (ст. 199.2 УК РФ).

п.4 ст. 213.28 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

Несмотря на конкретное перечисление преступных действий, за совершение которых должник должен быть приговором суда привлечен к уголовной ответственности, этот перечень не является исчерпывающим, в частности, из-за того, что законодатель, при перечислении преступных действий, использовал формулировку «в том числе».

То есть, законодателем предусмотрена возможность совершения и иных преступных действий, за которое виновное лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, что, как следствие, повлечет неосвобождение в банкротстве от исполнения обязательств.

Следуя логике законодателя и учитывая, что все перечисленные выше преступные действия умышленные, можно сделать вывод: в круг ИНЫХ преступных действий входят также умышлённые действия.

Например, присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ), уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст.194 УК РФ), различные виды умышленной порчи или уничтожения имущества и т.д.

Это подтверждается и позицией Верховного Суда РФ, изложенной в определении от 28.04.2020.

Из материалов дела следует, что Плотников А.А. заключил договор купли-продажи квартиры, принадлежащей Кашичкину Д.Г., стоимостью 800 000 руб. со своей дочерью Плотниковой А.А., передал на государственную регистрацию права собственности необходимые документы, присвоил полученные от Плотниковой А.А. по договору купли-продажи квартиры вверенные ему Кашичкиным Д.Г. денежные средства в сумме 800 000 руб., которыми распорядился по своему усмотрению, чем причинил Кашичкину Д.Г. значительный материальный ущерб на указанную сумму.

Постановлением Вологодского городского суда Вологодской области от 18.11.2016 Плотников А.А. освобожден от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ, в связи истечением сроков привлечения к уголовной ответственности. По мнению высшей судебной инстанции, даже прекращение уголовного дела или уголовного преследования по не реабилитирующим обстоятельствам не может быть основанием для освобождения Должника от исполнения обязательств.

Другим примером является постановление Второго Арбитражного апелляционного суда от 31.07.2019.

Согласно материалам дела Приговором Удорского районного суда Республики Коми от 28.02.2017 Абдрашитов С.А. осужден по части 3 статьи 260 УК РФ за незаконную рубку лесных насаждений, совершенную в особо крупном размере, в период времени с июня 2010 года. Преступными действиями Должника причинен имущественный ущерб Министерству природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми в сумме 57 792 913,83 руб.

При этом, как указывалось со стороны АО «Россельхозбанк», на дату заключения кредитных договоров с Банком на приобретение лесозаготовительной техники Абдрашитов С.А. уже находился в стадии совершения умышленного преступления путем использования лесозаготовительной техники, находящейся в залоге у АО «Россельхозбанк», что не позволило своевременно обратить на нее взыскание и реализовать без причинения ущерба кредитору.

На основании этого и иных обстоятельствах дела, свидетельствующих о недобросовестном поведении должника, суд пришел к выводу о правомерности неприменения к Абдрашитову С.А. правил об освобождении Должника от дальнейшего исполнения обязательств.

Кроме того, согласно ч.5 статьи 213.28 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», после завершения дела о банкротстве сохраняют силу требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, о выплате заработной платы и выходного пособия, о возмещении морального вреда, о взыскании алиментов и другие требования неразрывно связанные с личностью кредитора. Указанные требования также могут вытекать из преступной деятельности должника, за которую он приговором суда привлечен к уголовной ответственности.

Как известно, в рамках расследования уголовного дела потерпевший, то есть физическое или юридическое лицо, которому преступлением причинён имущественный ущерб, моральный вред или вред деловой репутации может заявить гражданский иск с указанием суммы ущерба. Потерпевший в этом случае приобретает еще и статус гражданского истца.

Указанное исковое заявление рассматривается одновременно с уголовным делом и, постановляя приговор, суд принимает решение об удовлетворении исковых требований гражданского истца, об отказе в удовлетворении исковых требований либо об оставлении гражданского иска без рассмотрения.

Иначе говоря, признавая действия должника преступными, суд признает за потерпевшими (кредиторами) право предъявления имущественного требования к должнику за вред, причиненный такой деятельностью.

Неужели не освободят ни от каких долгов, если один раз оступился и совершил преступление, за которое был осужден?

К счастью для должника, согласно ст 213.28 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» правила о неосвобождении должника от дальнейшего исполнения обязательств распространяются только на требования, подтверждение вступившим в силу приговором суда о привлечении лица к уголовной ответственности за совершение умышленных преступлений в отношении кредитора, заявляющего свои требования в деле о банкротстве.

Разберем данное положение на конкретных примерах. С одним из них столкнулась финансовый управляющий Рыбникова А.В. в своей практике.

Приговором Свердловского областного суда от 26.06.2008 г. по уголовному делу №2-15/2008) установлено, что Кислицкий К.П. признан виновным в хищении имущества, принадлежащего АО «НТМК» (переименован в АО «ЕВРАЗ НТМК»).

С Кислицкого К.П. и иных участников солидарно взыскано возмещение ущерба, причиненного хищением, в размере 12 756 077 руб., 80 коп, то есть удовлетворен заявленный потерпевшим гражданский иск.

После признания Кислицкого К.П. банкротом, свое заявление о включении в реестр требований кредиторов, в числе прочих, заявил и АО «ЕВРАЗ НТМК». На момент признания должника банкротом и введения процедуры реализации имущества задолженность перед АО «ЕВРАЗ НТМК» составляла 4 043903,38 руб.

На момент завершения процедуры реализации имущества задолженность Кислицкого К.П. перед кредитором (с учетом произведенных финансовым управляющим погашений) составила 4 012 140,79 руб. Судом в отношении должника принято решение о неприменении положения ст. 213.28 Закона о банкротстве об освобождении от обязательства в части 4 012 140,79 руб., установленного приговором Свердловского областного суда от 26.06.2008 по уголовному делу №2-15/2008, однако в остальной части задолженности правило ст. 213.28 Закона о банкротстве было применено, и должник был освобожден от обязательств.

То есть, несмотря на наличие вступившего в силу приговора, свидетельствующего о привлечении лица к уголовной ответственности за умышленные преступления и взыскания с него в пользу потерпевших возмещения имущественного ущерба или компенсации морального вреда, или прекращения уголовного дела или уголовного преследования по не реабилитирующим обстоятельствам, процедура банкротства для этого должника пройдет результативно.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector