Деофшоризация

Деофшоризация

Суржик Эдуард Николаевич, мошенники, преступления, деньги.

Деофшоризация – термин, который включает в себя два действия: борьбу с офшорами с помощью ужесточенного контроля над операциями в офшорных зонах и развитие экономики, которое приведет к упрощению условий ведения бизнеса.

Офшорные компании: правовой статус

Офшорная (вне границ) схема изначально была запущена и активно используется для упрощения ведения бизнеса. Так предприниматель для регистрации своей фирмы выбирал страну, в которой более благоприятные условия, в том числе и меньшие налоги.

Такая схема не новая для человечества. Еще в античности финикийские купцы, выбирали для торговли города, в которых власти устанавливали минимальные пошлины. Поиск способов сэкономит является естественным для человека. В наше время первыми «пользователями» офшорной зоны стали американцы в 50-е годы ХХ века.

Основная цель, ради которой предприниматели уходят в офшор, – оптимизировать налогообложение. Среди других преимуществ:

  • упрощенная схема регистрации компании;
  • находясь под юрисдикцией другой страны, компания имеет большую юридическую и информационную защиту;
  • упрощенный выход на международный рынок.

Законное использование офшоров не является нелегальной деятельностью. Единственное условие – своевременная и полная уплата налогов. При этом место регистрации компании не имеет значения.

Суть деофшоризации

Деофшоризация возникла в качестве ответной реакции на злоупотребление офшорами предприятиями. Цель подобной меры – сделать более прозрачной систему ведения бизнеса, в том числе, в открытом доступе должна быть информация о собственниках предприятий. В рамках системы законодательных инициатив, к примеру, в России повысили налоги, различными способами усложнили отмывание криминальных денег. Антиофшорная политика в 2000-ых годах значительно усложнила модель использования офшоров.

Борьба с офшорами: мировая практика

Мировой финансовый кризис 2008 года привел, кроме всего прочего, к усилению борьбы с офшорами. Поскольку, по мнению аналитиков, финансовые схемы, связанные с регистрацией компании в других странах, а не непосредственно по месту проживания, стали одной из основных причин падения всемирной экономики.

Второй сильный всплеск протестов относительно противостоянию офшорам был отмечен в мировом сообществе в 2013 году. Именно в то время организовали новый пул G5 с одной стороны с США, а с другой с Великобританией, Германией, Италией, Испанией и Францией. Страны заключили договор относительно автоматического обмена налоговой информацией. Со временем к ним примкнули Бермудские острова, Монтсеррат и другие.

Политика деофшоризации развернула масштабные кампании внутри государств относительно:

  • определения реальных владельцев компаний;
  • выяснения, кто обогащается за счет предприятий в офшоре;
  • установления информации об уплате или неуплате офшорными компаниями налогов.

Многие государства присоединились к Конвенции Совета Европы и Организации экономического сотрудничества и развития, заключив договоренность о взаимной административной помощи по налоговым делам. Таким образом, без составления официальных запросов, автоматически, происходит обмен информацией и проведение одновременных налоговых проверок в нескольких странах. Присутствующие на встрече G8 говорили о том, чтобы совместными усилиями положить конец корпоративной конфиденциальности.

Лидеры «Группы двадцати» отметили, что планируется организовать продуманный процесс отслеживания выполнения повестки по налоговым вопросам. По результатам встречи G20 были созданы новые стандарты автоматического обмена информацией и написан План относительно действий по перемещению прибыли через офшоры и размыванию налогооблагаемой базы.

Деофшоризация в России

Закон о деофшоризации или же первый антиофшорный, как его именуют в России, – это закон «О налогообложении прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций». Таким образом, пред всеми российскими налогоплательщиками поставили обязательное условие – до 1 апреля 2015 года раскрыть свое косвенное или прямое участие в ведении бизнеса иностранными компаниями. Обязательство не распространялось только на граждан, которые руководят офшорными компаниями через траст.

В 2016 году в Пекине Россия подписала Декларацию о многостороннем и автоматическом обмене информацией о финансовых счетах. При этом РФ должна выполнить два требования, по указаниям Организации экономического сотрудничества и развития:

1) введение национального законодательства и подзаконных актов – обеспечит автоматический обмен информацией;

2) абсолютная конфиденциальность относительно передаваемой информации.

В 2017 году Президентом РФ был подписан закон о международном автоматическом обмене информацией, он стал один из этапов деофшоризации российской экономики. По данным на конец 2017-го финансовая информация из РФ передается 56-и странам, а получает государство сведения из 73-х.

Юристы, экономисты и чиновники Российской Федерации разделились на два лагеря:

  • Первые считают единственно правильным путем избавления от незаконных схем ведения бизнеса в иностранных государствах – это полное «истребление» офшорных компаний, путем внесения поправок в законодательную базу;
  • Вторые же придерживаются мнения, что прежде чем вернуть все компании в РФ, необходимо улучшить условия ведения бизнеса в своей стране.

Есть ряд причин, которые толкают российских бизнесменов уходить в офшор, среди них:

  • несовершенное законодательство;
  • неблагоприятный инвестиционный климат;
  • неразвитый фондовый рынок и др.

Решить эти проблемы непросто, тем более в короткий срок, но изменения в законодательной базе, уменьшение налогов могут вернуть капитал компаний на территорию родной страны. Теоретически устранить причины можно, соблюдая законные права и свободы граждан, реализовывая принципы правового государства, искоренив коррупцию и т. д.

Деофшоризация бизнеса

Обмен данными между налоговыми администрациями стран привел к снижению количества российских компаний в офшорной зоне. В связи с тем, что владельцы крупных компаний отказались от прежних схем с использованием собственников из иностранных юрисдикций, выручка, как и активы, уменьшились.

Но не только деофшоризация приводит к тому, что компании выводят деньги извне, а и повышение прозрачности ведения бизнеса в странах офшорной зоны.

Деофшоризация — это. Меры по деофшоризации российской экономики

Сегодня мы разберем достаточно молодой, но весьма популярный термин, который скрывает под собой целый комплекс государственных мер. Это деофшоризация. Представим трактовку понятия, законодательные акты, подтверждающие этот процесс. Рассмотрим, что такое офшоры, почему они нежелательны для экономики государства.

Определение понятия

Деофшоризация — это комплекс мероприятий, который направлен на исключение или снижение вовлеченности в государственный хозяйственный оборот резидентов РФ, выступающих под маской иностранных лиц (или использующих нормы иностранного права), преследуя цели незаконного ухода от налогов. Такие мероприятия проводятся в разных сферах — законодательной, правоприменительной и информационной.

И это не единственная формулировка понятия. Унифицированной его характеристики пока что не существует. Также деофшоризация — это:

  • Борьба с самими офшорами, а также ужесточение контроля над операциями, что проходят в офшорных зонах.
  • Комплекс мероприятий по «оздоровлению» бизнеса в рамках государственной политики.
  • Один из факторов развития экономики, облегчающий ведение честного бизнеса.

Деофшоризация — это термин, который стал использоваться в российской экономике сравнительно недавно, с 2013 года. Государственные мероприятия, названные данным понятием, призваны наложить запреты на использование офшоров и иностранных компаний резидентами РФ.

Что такое офшор?

Чтобы до конца уяснить смысл понятия, которым мы будем оперировать, нужно четко представлять значение слова «офшор». Что это простым языком?

Термин происходит от англ. offshore — «вне берега». Это финансовые центры, которые привлекают иностранный капитал налоговыми и административными льготами. Офшором может быть и определенная зона, и целая страна. Второе популярное название — «финансовый рай». Так их зон сегодня в мире немало — порядка 50.

Около 10 % финансовых накоплений на планете сконцентрированы именно в офшорных зонах. Если перейти к конкретным цифрам, то порядка 32 триллионов долларов. А это превышает объединенный ВВП двух самых развитых стран мира — Японии и Соединенных Штатов.

Офшор. Что это простым языком? Офшорная компания — это фирма, которая зарегистрирована иностранным предпринимателем в зоне с благоприятным налоговым климатом.

Ошибкой считать сами офшоры незаконными. Но нельзя отрицать факта, что они широко используются для различных экономических преступлений. Как то: применение экономических мошеннических схем, криминальное «отмывание» денег. Популярна и такая практика: в офшорах регистрируют свои компании государственные чиновники, которым закон запрещает ведение бизнеса. Яркий пример такого нарушения — громкое «Панамское досье».

Офшоры бывают разные

Также важно четко различать основные разновидности офшоров:

  • Полная офшоризация. Такие зоны, где компании полностью освобождаются от отчетности. Процент налогов на прибыль тут невероятно низкий. Или же предприниматели просто уплачивают фиксированную сумму. Где-то и вовсе бизнесмен может быть полностью освобожден от уплаты налогов. К таким зонам относят Сейшелы, Кипр, Доминику, Британские Виргинские острова, Белиз, Невис, Федерацию Сент Китс.
  • Налоговая офшорная зона. Тут вводятся пониженные налоговые ставки. Однако компании не освобождаются от учета своей деятельности, сдачи налоговой отчетности. Подобными зонами сегодня считаются Панама, Гонконг, Шотландия.
  • «Налоговые оазисы». Определенная ограниченная офшорная территория внутри какого-либо государства.

Сегодня в мире самым популярным офшором считаются Виргинские острова. Зона привлекает бизнесменов простотой как регистрации, так и ведения бизнеса, отсутствием налоговых платежей. Кроме того, предпринимателю гарантируется полная конфиденциальность его личных данных: о проведенных финансовых операциях, личности, получаемой прибыли.

Законное использование

Деофшоризация экономики в Российской Федерации вовсе не означает полный запрет на регистрацию российскими предпринимателями фирм в иностранных государствах. Допускается следующее законное использование офшоров:

  • Создание совместных компаний с иностранными партнерами.
  • Защита прав бизнесменов в условиях более развитой юридической системы, с применением пока отсутствующих в РФ финансовых инструментов.
  • Создание специальных механизмов, обеспечивающих защиту активов и наследование собственности.
  • Проведение благотворительной деятельности и проч.

Незаконное использование

Российское государство при этом активно борется со злоупотреблением офшорами. Это незаконное их использование в следующих целях:

  • Легализация финансовых средств, полученных криминальным путем.
  • Уклонение от уплаты налогов.
  • Накопление прибыли, не облагаемой налогом, вне территории Российской Федерации.
  • Рейдерство, применение мошеннических схем по «отмыванию» денег и проч.

Закон о деофшоризации, таким образом, не отменяет использование офшоров — не важно, где бизнесмен зарегистрировал компанию. Важно, чтобы его фирма не уклонялась от уплаты полагающихся налогов.

Основные задачи по деофшоризации

Правительство РФ для решения данной проблемы вводит следующие меры по деофшоризации российской экономики:

  • Обеспечение усиления прозрачности офшорных компаний.
  • Выявление реальных бенефициаров. То есть граждан, которые на деле являются собственниками активов, хозяйственных субъектов и прочих ценностей, зарегистрированных в офшорных зонах на подставных лиц.
  • Улучшение международного информационно-налогового сотрудничества.
  • Определение истинных причин, которые побуждают российских предпринимателей регистрировать свой бизнес в офшорных зонах.
  • Устрание (или минимизирование) влияния данных причин на отечественный бизнес.
  • Стимулирование возвращения предпринимателей из офшоров на территорию Российской Федерации.

Причины ухода в офшор

Чтобы итоги деофшоризации были результативными, Правительству нужно четко знать, что же подтолкнуло бизнесменов к регистрации компании в офшорной зоне, а не на территории РФ.

На сегодня экономисты выделяют следующие главные причины:

  • Несовершенство законодательства Российской Федерации.
  • Неблагоприятный климат для привлечения зарубежных инвестиций.
  • Неразвитый фондовый рынок.
  • Неэффективная судебная система.
  • Сложные условия для активного ведения бизнеса.

Теоретическое устранение

В теории, для устранения вышеперечисленных причин правительству Российской Федерации необходимо сделать следующее:

  • Реализовывать внутри РФ принципы правовых государств.
  • Соблюдать законные свободы и права своих граждан.
  • Укреплять демократические институты общества.
  • Искоренять коррупцию и бюрократию.
  • Создавать благоприятные условия для регистрации и последующего ведения бизнеса в РФ. К примеру, устранить чрезмерное вмешательство чиновнического аппарата в экономику.
Читать еще:  Типы конфликтных клиентов

Для непосредственного воплощения этих тенденций деофшоризации в жизнь был принят целый комплекс нормативных и правовых актов.

Нормативные документы РФ

В Российской Федерации на сегодня введен целый ряд нормативных актов, напрямую связанных с деофшоризацией бизнеса:

  • Указ Президента РФ «О долгосрочной экономической государственной политике» (7.05.2012). В данном акте глава государства поручил Правительству реализовать меры по обеспечению прозрачности финансовой деятельности хозяйственных обществ. В том числе это и противодействие уклонению от отчисления налогов в РФ путем создания офшорных фирм и компаний-однодневок.
  • Послание Федеральному Собранию Президента РФ (12.12.2012). В документе глава государства сформулировал необходимость разработки комплексных, взаимосвязанных мер по деофшоризации российской экономики.
  • «Черные списки» офшорных зон, составляемые и контролируемые ФНС РФ, Министерством финансов, Центробанком.
  • ФЗ № 376 (принят в 2014-м, внесены поправки в 2015, 2016 гг.) «О налогообложении зарубежных контролируемых компаний и доходов иностранных фирм». Считается первым антиофшорным законом в РФ.
  • ФЗ № 115 «О противодействии отмыванию преступной прибыли» (2001).
  • ФЗ № 140 «О добровольном декларировании активов и счетов в банковских организациях» (2015).
  • ФЗ № 44 «Контрактная система государственных закупок» (2013).
  • Программа по деофшоризации отечественной экономики «Повышение привлекательности для российского бизнеса отечественной юрисдикции».

Познакомимся теперь с главным законодательным актом из списка.

Антиофшорный закон

Главное решение Правительства о деофшоризации — это принятие ФЗ № 376, который внес значимые изменения в Налоговый кодекс в 2014 году. Документ также называют законом об антиофшоризации.

Если предельно кратко изложить содержание этого нормативного акта, то можно уместиться в два тезиса:

  • Прибыль, что российские резиденты получают в офшорах, должна облагаться налогами по отечественному законодательству.
  • Уведомление налоговой службы об участии (прямом или косвенном) российских физических или юридических лиц в иностранных компаниях. А также последующее декларирование их прибыли согласно доле участия.

Кроме того, ФЗ № 376 (2014) ввел в Налоговый кодекс ряд не применяющихся ранее понятий: «контролирующие лица», КИК («контролируемая иностранная компания»), «фактический получатель прибыли» и проч.

Изменение законодательства

ФЗ № 150 (2015) и ФЗ № 32 (2016) внесли следующие поправки в главный российский деофшорный закон:

  • Срок подачи уведомления об участии в иностранной фирме (или о прекращении такого участия) увеличен с 1 до 3 месяцев.
  • Факт получения дохода не признается в том случае, если он получен в итоге передачи правомочий на получение прибыли между членами одной семьи (касается иностранных юридических лиц).
  • Налогообложение в случае продажи ценных бумаг, которые контролирующее лицо приобрело у своей контролируемой фирмы.
  • Условия освобождения прибыли контролируемых зарубежных компаний от налогообложения в РФ.
  • Конкретизация круга взаимосвязанных лиц.
  • Обязательный контроль всех внешнеторговых операций с офшорными фирмами, размер которых превышает 60 млн рублей в год.
  • Введение санкций за регистрацию фирм через подставных лиц.
  • Установление ответственности за использование незаконной документации, удостоверяющей личность, при регистрации фирмы-однодневки.

Офшоры сами по себе не являются преступными. Но многие недобросовестные бизнесмены используют их для отмывания доходов, сокрытия от налогов. Против таких предпринимателей и направлена деофшоризация в РФ.

Деофшоризация на практике: эксперты подготовили рекомендации о применении концепции фактического получателя дохода

В России положения о фактическом получателе дохода применяются не только в отношении взаимозависимых компаний, но и независимых контрагентов, отметила руководитель налогового управления «Нордголд Менеджмент» Марина Трофимова в ходе конференции, посвященной итогам и перспективам налогового законодательства 2018 года, организованной РБК. Напомним, что фактическим получателем дохода признается лицо или иностранная структура без образования юридического лица, которое в силу прямого или косвенного участия в организации либо иных обстоятельств имеет право самостоятельно пользоваться и распоряжаться доходом, полученным этой организацией (п. 2 ст. 7 Налогового кодекса). В связи с борьбой с оттоком капиталов из России и деофшоризацией налоговым органам важно определить указанное лицо для того, чтобы установить, в какой юрисдикции будут облагаться доходы. Уплата налогов с дивидендов за рубежом вызывает наибольший интерес у проверяющих органов, и, как следствие, происходит усиление контроля в отношении нерезидентов и контролируемых иностранных компаний.

Эксперт указала, что согласно Модельной конвенции Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в отношении налогов на доходы и капитал, лицо, имеющее право на доходы, может получать дивиденды. При этом указанная конвенция и соглашения об избежании двойного налогообложения с некоторыми странами (далее – СОИДН) регулируют вопросы взимания налогов с дивидендов и позволяют квалифицировать лиц, на которых распространяется льготный режим налогообложения.

Кроме того, исполнение обязанности по уплате налога устанавливается в том числе и на национальном уровне – позициями арбитражных судов, письмами ФНС России и Минфина России. Однако следует учесть, что письмо ФНС России от 28 апреля 2018 г. № СА-4-9/8285@ «О практике рассмотрения споров по применению концепции лица, имеющего фактическое право на доход (бенефициарного собственника)», по мнению Минфина России, не может рассматриваться в качестве разъяснения применения концепции лица, имеющего фактическое право на доход (бенефициарного собственника), так как функция дачи пояснений возложена именно на министерство (письмо Минфина России от 17 сентября 2018 г. № 03-12-11/66361). Эксперты тем не менее руководствуются положениями этого письма, несмотря на позицию Минфина России. В связи с тем, что в указанном письме ФНС России содержится информация о новых подходах к перечню критериев, которые сформировались на практике и свидетельствующих об использовании компании для передачи дохода фактическому владельцу налоговых льгот на основе соглашения об избежании двойного налогообложения, и к оценке представляемых налогоплательщиками доказательств, что компания – получатель дохода являлась фактическим бенефициаром.

Так, ФНС России предложила целый ряд критериев для признания иностранных компаний фактическими получателями дохода:

  • самостоятельность принятия решений директорами;
  • наличие полномочий по распоряжению полученным доходом;
  • осуществление предпринимательских функций;
  • наличие признаков ведения деятельности (персонал и офис);
  • получение экономической выгоды от дохода (использование в своей предпринимательской деятельности).

По мнению Марины Трофимовой, указанное письмо ФНС России может стать основой для принятия государством мер, направленных на деофшоризацию российской экономики в целях устранения выявленных на практике коллизий принятых норм.

В свою очередь, руководитель практики по урегулированию споров с государственными органами PwC Legal Раиса Алексахина дополнительно рекомендовала налоговому агенту получить от бенефициара сертификат налогового резидентства для определения юрисдикции уплаты налогов с получаемого дохода. Можно также запросить информацию о лице, которое признается фактическим получателем дохода, с указанием доли и документальным подтверждением порядка прямого (косвенного) участия в данной иностранной организации и косвенного участия в российской организации, являющейся источником выплаты.

Кроме того, с 1 января 2017 года иностранная организация должна не только подтвердить постоянное местонахождение в государстве, с которым Российская Федерация имеет международный договор по вопросам налогообложения, но и представить налоговому агенту подтверждение о фактическом праве на получение соответствующего дохода (п. 1 ст. 312 НК РФ). Эксперт указала, что НК РФ не определяет, в какой форме она должна дать подтверждение фактического права на доход, налоговый агент имеет право запросить те документы, которые будут необходимы для формирования мнения о статусе фактического получателя дохода (письмо Минфина России от 28 декабря 2016 г. № 03-08-05/78852).

По мнению Марины Трофимовой, наиболее активно концепция фактического права на доход стала применяться в российской судебной практике начиная с 2015 года – с момента, когда вступили в силу соответствующие изменения в ст. 7 и ст. 312 НК РФ. В большинстве дел налоговые органы успешно доказывали, что непосредственный получатель дохода не может быть признан фактическим получателем дохода и, соответственно, применение пониженной ставки налога у источника в соответствии с СОИДН является необоснованным (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 октября 2018 г. № 17АП-13503/18, решение Арбитражного суда Владимирской области от 30 октября 2017 г. по делу № А11-9880/2016, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2018 г. № 17АП-550/18, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 6 апреля 2018 г. № 07АП-1618/18).

Данную позицию подтвердил и руководитель группы разрешения споров Департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в России и СНГ Андрей Ермолаев в рамках круглого стола XIV Всероссийского налогового форума, организованного ТПП РФ, который представил анализ судебной практики применения концепции фактического получателя дохода. Так, суд согласился с позицией налогового органа, который доначислил налог на прибыль организаций с 5% до 15% (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 декабря 2017 г. № 09АП-60617/17), указав следующее:

  • компания не ведет какой-либо хозяйственной деятельности, не связанной с получением дивидендов от российской дочерней организации, у нее отсутствуют обычные для такой деятельности расходы, активы, трудовые ресурсы и материально-техническая база;
  • возглавляет организацию номинальный руководитель, который также числится еще более чем в 70 компаниях;
  • практически все полученные дивиденды транзитом перечислялись в офшорную зону;
  • оформлением решений от имени зарубежной компании занимались сотрудники российской организации.

Аналогичная позиция высказана и по другому делу налоговым органом, где в период с 2012 года по 2013 год общество выплатило дивиденды своему учредителю – компании, зарегистрированной в Нидерландах, удержав при этом налог на дивиденды по ставке 5% согласно СОИДН с Нидерландами (постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 11 июля 2018 № 01АП-9555/2016 по делу № А11-9880/2016). Однако особенностью спора является то, что суд встал на сторону организации и не поддержал позицию налоговой инспекции, несмотря на то, что совокупность обстоятельств свидетельствовала, по мнению последней, о правомерном их выводе об отсутствии самостоятельности организации при принятии управленческих решений в рамках хозяйственной деятельности. Для отказа в применении льгот по СОИДН налоговому органу было достаточно доказать, что непосредственный получатель дохода не является фактическим получателем дохода. Однако он не смог подтвердить это документально, более того, суд отметил, что налоговые органы не вправе устанавливать для налогоплательщиков обязательные формы документов и требовать детализации характера и объема выполненных работ или услуг в актах сдачи-приемки для подтверждения понесенных ими расходов. Суд апелляционной инстанции посчитал, что отдельные недостатки и противоречия в документах не могут служить основанием для вывода о формальности документооборота и отказа налогоплательщику в признании расходов в целях налогообложения.

Таким образом, на основе судебной практики, писем ФНС России и Минфина России эксперты подготовили рекомендации для применения концепции фактического получателя дохода. Налоговому агенту необходимо:

  • проанализировать информацию о контрагенте и о сделке;
  • оценить риски применения пониженной ставки налога на прибыль организации при выплатах за рубеж;
  • учесть риски применения к полученным дивидендам концепции фактического права на доход;
  • собрать документальные доказательства того, что иностранные получатели доходов являются их фактическими собственниками, чтобы при проверке аргументированно защитить применение пониженных ставок налога у источника;
  • подготовить подтверждения, что получение льгот по СОИДН не было целью сделки;
  • при необходимости провести реструктуризацию сделок и структуры владения для избежания данного риска в будущем;
  • помнить, что данная концепция применима к выплатам из России не только в пользу взаимозависимых компаний, но и в пользу независимых контрагентов.
Читать еще:  Увольнение за пьянство во время работы

Деофшоризация

В связи с санкциями против России и украинской ситуацией в нашей стране активизировался процесс возвращения активов под российскую юрисдикцию. Это касается компаний, которые вели свою деятельность в России, а официально зарегистрированы были в офшорах. Это значительно снижало налоги на бизнес, а государство теряло большую часть своей казны, так как отчисления производились в тех государствах, где зарегистрирована компания. Что такое деофшоризация и какими темпами она проходит, поговорим подробнее.

Офшоры – это небольшие независимые государства за рубежом с упрощенным налогообложением для иностранных компаний. В их число входит заокеанская часть Великобритании и другие западные страны.

Понятие «деофшоризация» – это возврат капиталов российских компаний в наше государство. Причины – всемирный экономический кризис и недостаток средств в казне государства.

Немного истории

Возвращение российского капитала на родину – вопрос, который волнует государство уже не первый год. Вот основные мероприятия, которые послужили мощным толчком к возвращению отечественных капиталов:

В 2010 году инициаторами процесса возврата денег были не только Россия, но и власти других государств, например Германии. Основная причина начала деофшоризации – поддержка российской экономики в условиях всемирного кризиса. Также не стоит забывать о других процессах, так называемых «дедолларизации» и «евроскептицизме» (или в российской вариации – «америкоскептицизме»).

2013 год подстегнул российских предпринимателей Карибским кризисом. Немецкое правительство в лице Ангелы Меркель и Евросоюз поставили условия перед правительствами карибских государств, что финансовая помощь им будет оказана только в том случае, если на часть банковских вкладов будет введен налог. Это фактически привело бы к экспроприации части вкладов.

А 30% вкладов в карибских банках принадлежало российским предпринимателям. Российское правительство вторично внесло предложения предпринимателям вывести свой капитал из офшоров. Крупные компании, активы которых зарегистрированы в зарубежных государствах, не имеют право получать господдержку и госзаказы.

В 2014 году процесс деофшоризации резко ускорился, так как кризис на Украине и санкции против России заставили предпринимателей задуматься о сохранности своего капитала за рубежом. В силу вступило антиофшорное законодательство, которое обязало сообщать в налоговую службу России о долях в зарубежном бизнесе. Был запущен механизм по налогообложению компаний, зарегистрированных в офшорах.

2016 год принес российским предпринимателям новый закон о налогообложении контролируемых иностранных компаний (КИК), который вступил в силу 29.01.2016 и был принят в третьем чтении Госдумой. Закон дал больше возможностей для реструктуризации КИК.

Основные цели, которые преследовало российское правительство, – это вернуть российские средства из-за рубежа в казну государства и обезопасить крупный отечественный бизнес.

Какие изменения произошли и ожидают предпринимателей

Прецедентные изменения в Налоговом кодексе были внесены Законом № 150-ФЗ. В силу изменения вступили с 08.06.2015. Согласно новшествам, предприниматели должны уплачивать налог с зарубежного бизнеса, который контролируется резидентами РФ. Рассмотрим несколько основных моментов из закона о КИК:

  1. Глава 3.4 НК РФ регламентирует и запускает механизм налогообложения с прибыли компаний, которые осуществляют свою деятельность в России, а зарегистрированы в зарубежных государствах, особенно в офшорах. А также в главе рассматривается ответственность за неисполнение закона.
  2. Ст. 246.2 НК РФ регламентирует порядок, по которому организация признается резидентом России по критерию «место управления».
  3. Ст. 7 НК РФ регламентирует международные налоговые соглашения, чтобы с предпринимателя не взимался двойной налог.

Все предприниматели, которые вели свою деятельность в России, а регистрировались за рубежом, с 2015 года обязаны уплатить в казну налог на прибыль или НДФЛ.

При этом закон не запрещает нашим гражданам участвовать в иностранном бизнесе, владеть акциями и получать прибыль с этого вида деятельности. Он всего лишь обязывает резидентов РФ отчитываться о своей прибыли и вовремя уплачивать налоги.

Самые большие изменения были внесены в закон о КИК в июне 2015 года и в феврале 2016 года Законами № 150-ФЗ и № 32-ФЗ.

По первому пакету изменений юридические лица, зарегистрированные за рубежом, в том числе в офшорной зоне, не смогут получить субсидии от государства, инвестиции и госгарантии. В законопроекте отмечается, что под данный закон попадают также и те предприниматели, чья доля в офшорных организациях превышает 50%.

Предприниматели КИК наделяются правом выбора, как определить свою финансовую отчетность – по РЗ или по международным стандартам. Внесены уточнения, что юридическое лицо, являющееся одним из учредителей КИК, не имеет права признаваться контролирующим. Этим исключается двойной налог на прибыль в разных государствах.

Еще одно изменение коснулось сроков ликвидации КИК – их увеличили на один год (до 1 января 2018 года). Ранее в законопроекте указывались сроки до 1 января 2017 года. Как отмечается в пояснительной записке, факт продления обоснован объективными причинами: время на проверки, судебные тяжбы и учет прав акционеров. Но если предприниматель хочет получить привилегии, которые доступны гражданам РФ (освобождение от налога на доход), то ликвидировать компанию следует до 1 января 2017 года.

Крупные российские предприниматели сначала неохотно восприняли новый закон, но с обострением русофобии на Западе активно приступили к выводу своих средств из-за рубежа. Этот закон должен помочь нашей экономике преодолеть кризис.

Деофшоризация: ожидание и реальность

Борьба с офшорами, которую в России назвали деофшоризацией, уже более пяти лет находится в топе наиболее волнующих бизнес тем. Законопроекты широко обсуждаются, регулярно дорабатываются и снова широко обсуждаются, бизнес пытается отстоять свои интересы, государство – свои.

И тем не менее, как это ни парадоксально, далеко не все российские владельцы офшоров, при случае готовые от души покритиковать инициативы государства, успели осознать, что критикуемая реформа распространяется и на них. Даже сейчас, когда эти механизмы работают уже несколько лет, упоминание базовых понятий деофшоризации (скажем, КИК – контролируемые иностранные компании) зачастую вызывает вопрос: а что это такое? Те, кто знают ответ, задают другой вопрос – какие варианты налоговой оптимизации все еще остались в их распоряжении. Иными словами, далеко не все налогоплательщики осознали и готовы смириться с тем, что их жизнь уже никогда не станет прежней.

После таких разговоров с клиентами становится очевидно, что при всех положительных результатах деофшоризации еще остались проблемы, которые нужно решать. Попробуем перечислить ключевые из них и предложить возможные пути решения.

Отсутствие четко заявленных задач и планов деофшоризации

Основной задачей деофшоризационной кампании власти называли не пополнение бюджета, а увеличение прозрачности бизнеса. Однако многим предпринимателям неясно, как налоговые органы поступят с собранной об их компаниях информацией. Они опасаются, что ценой прозрачности и раскрытия зарубежных структур рано или поздно станут налоговые доначисления. Но, перефразируя Булгакова, можно сказать, что это бы еще полбеды, а плохо то, что эти доначисления иногда внезапны. И это удваивает риски бизнеса.

В работе налоговых органов предприниматели находят подтверждения своим опасениям. Так, например, уведомления об участии в иностранных организациях и о КИК уже используются как источник информации об иностранных структурах. Следующим шагом может быть использование этих сведений для подтверждения, что компании управляются из России, и доначисления налога на прибыль или НДС.

Разумеется, нет ничего странного в том, что налоговые органы используют полученную информацию в работе – странным было бы как раз, если бы они ее не использовали. Тем не менее более четкое и заблаговременное объявление планов по налоговому администрированию (включая обозначение ключевых областей, которые будут анализироваться на основе получаемых сведений) помогло бы бизнесу управлять своими рисками и в конечном счете повысило бы его доверие к деофшоризации.

Переходный период оказался слишком коротким

Как известно, в случае стресса человек проходит несколько стадий, первой из которых является отрицание, медленно переходящее в гнев и торг. Работа с новыми правилами деофшоризации показала, что многие российские предприниматели переживают только первую стадию стресса – отказаться от офшорных структур непросто и для этого требуется немало времени.

Поэтому стимулировать деофшоризацию могли бы более длительные и даже бессрочные переходные правила. Например, позволяющие перевести активы иностранной компании в Россию без уплаты налогов – так называемая безналоговая ликвидация. Эта льгота, которая была крайне востребована бизнесом, уже прекратила свое действие. Возможно, продление переходных правил должно сопровождаться внедрением инструментов, которые не позволят этими правилами злоупотреблять.

Много новых и избыточно сложных правил

С трудностями применения новых правил бизнес сталкивается пока часто. Возьмем в качестве примера расчет прибыли КИК. Казалось бы, предлагая делать это на основании финансовой отчетности иностранных компаний, законодатель свел к минимуму трудозатраты на подготовку налоговой декларации.

Однако на поверку все оказалось не так просто. Расчет предполагает целый ряд корректировок, в том числе на операции КИК с финансовыми активами или по созданию и восстановлению резервов. Эти корректировки оказались сложными и требующими множества документов. Другой пример – подача уведомлений об участии в иностранных организациях и уведомлений о КИК. Несмотря на то что их формы были качественно проработаны ФНС, заполнение и подача документов продолжают вызывать вопросы и оцениваются предпринимателями как очень трудоемкие.

Простого пути упрощения правил КИК, к сожалению, нет. Отчасти потому, что многие сложные нормы появились по инициативе самого делового сообщества. Тем не менее исходя из международной практики можно было бы подумать, например, об увеличении с 25% до 50% доли, владение которой делает иностранную компанию контролируемой. Или об увеличении порога прибыли КИК, при превышении которого нужно платить налоги в России – сейчас это 10 млн руб. Безусловно, любая подобная инициатива требует серьезного анализа.

Помочь налогоплательщикам может не только упрощение законодательства, которое стало более сложным и за рубежом, но и автоматизация подготовки отчетности и расчетов. Крупнейшие группы уже сделали это.

Переезд в Россию увеличивает налоговые риски

Иностранные компании, решившие стать российскими налоговыми резидентами, рискуют столкнуться с проверками за прошлые годы. По крайней мере, этого опасается бизнес. Поэтому этот в целом привлекательный инструмент пока используется недостаточно активно. К тому же, приобретая новые риски, бизнес, перебравшись в Россию, оказывается в сравнительно худших налоговых условиях: налогообложение холдинговых операций (например, получение дивидендов и доходов от операций с ценными бумагами) в России во многом проигрывает аналогичным режимам стран ЕС. Также многие клиенты называют препятствием для переезда в Россию налогообложение курсовых разниц, чего нет во многих странах ЕС.

Либерализация налогообложения холдингов могла бы увеличить количество иностранных компаний, желающих стать российскими резидентами. Например, уже не первый год бизнес предлагает снизить с 50% до 25% долю участия в капитале компании, при которой не платятся налоги с дивидендов.

Стратегия «win-win»

Проблемы деофшоризации, ее слабые места и риски для бизнеса можно и нужно обсуждать. Но важно понять: это новая объективная реальность, явление неизбежное и в целом положительное. Пользу из нее может извлечь не только государство, но и бизнес, который пока часто чувствует себя в роли пострадавшего.

Читать еще:  Звонок бывшему клиенту

Например, новые антиофшорные нормы стали поводом для инвентаризации иностранных структур, оценки их эффективности и целесообразности сохранения. Многие собственники бизнеса провели реструктуризацию, отказавшись от иностранной составляющей или значительно сократив ее. Кто-то перешел в Россию, кто-то перевел часть бизнеса. Наверное, не будет преувеличением утверждение, что произошло «налоговое оздоровление» зарубежных структур российского бизнеса. Есть примеры, когда количество иностранных компаний в российских группах было снижено с сотен до десятков, что сократило расходы на их содержание.

Конечно, у бизнеса есть выбор. Предприниматели разделились на две категории: на тех, кто остался за рубежом и находится в поиске более благоприятных налоговых режимов, и на тех, кто учится работать в новой прозрачной налоговой российской реальности. Обе стратегии показали свою жизнеспособность. Но следует помнить, что другие страны также принимают аналогичные антиофшорные меры, и в долгосрочной перспективе мест, где можно «спрятаться», будет все меньше.

Российский налоговый режим пока остается не самым строгим – по крайней мере, номинальные налоговые ставки. Тем не менее для дальнейшего успеха деофшоризации и повышения доверия к ней нужно упрощать правила и делать более предсказуемым их толкование.

Как известно, оценка – это ожидания минус реальность. Хочется надеяться, что ожидания рисков деофшоризации в конечном счете окажутся преувеличенными, реальность не разочарует и возврат в Россию покажется бизнесу верным решением.

Международная и российская политика деофшоризации

Происходящие во всем мире процессы, направленные на раскрытие информации о принадлежащих физическим лицам счетах, активах, компаниях и т.п., справедливо называют началом «эры прозрачности». Очень серьезные усилия предпринимаются для того, чтобы информация стала эффективным орудием в руках налоговых органов. Все эти действия направлены на деофшоризацию мировой экономики в целом и российской экономики в частности как ее пока еще неотъемлемой части.

Существо процесса

До середины 2000-х существовала ситуация, когда обмен информацией по запросу являлся единственным общепринятым стандартом обмена информацией, что значительно затрудняло работу налоговых органов по выявлению фактов уклонения от уплаты налогов, перемещения доходов без существенного налогообложения в офшорные безналоговые юрисдикции и прочих налоговых злоупотреблений.

Однако 18 марта 2010 г. США приняли Закон FATCA, основная цель которого состояла в предотвращении уклонения от уплаты налогов гражданами и налоговыми резидентами США. Поступление информации от иностранных банков в отношении владельцев счетов – граждан США и юридических лиц, находящихся под контролем США, и предоставление таких сведений налоговой службе обеспечивались возможностью применения финансовых санкций со стороны США, которые контролируют все операции в долларах через корреспондентские счета.

Вынужденно применяя стандарт FATCA на практике и убедившись в эффективности автоматического направления финансовыми учреждениями отчетов в налоговые органы, прочие государства задумались о создании собственного автоматического обмена, когда обязательства предоставления информации закрепляются в национальном праве, информация направляется в национальные компетентные органы, а затем передается другим государствам.

С использованием FATCA как основы, в рамках Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) был разработан всемирный стандарт обмена информацией, который затем стал «общим стандартом предоставления информации» (CRS).

Данный стандарт автоматического обмена внедряется в более чем 100 государствах и территориях, включая практически все мировые финансовые центры. Кроме того, он был закреплен в директиве ЕС. Это обеспечило качественное изменение способности международного сообщества противодействовать уклонению от налогообложения с помощью офшоров.

Также ОЭСР разработала План действий по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и перемещению прибыли (BEPS), который определяет 15 конкретных действий. С их помощью правительства государств получат возможность предотвращения вывода прибыли из-под налогообложения. Основная цель принимаемых мер – борьба с налоговой недобросовестностью.

Например, план предусматривает пересмотр подхода к трансфертному ценообразованию, ужесточение правил налогообложения прибыли иностранных контролируемых компаний, разработку рекомендаций по противодействию уклонению от уплаты налогов в условиях «цифровой экономики». При повсеместном воплощении данные действия позволят сократить существенные различия между странами в области налогообложения, которые могут быть использованы недобросовестными налогоплательщиками.

Во многом стандарт предоставления информации опирается на финансовые организации: они находятся на передовой внедрения и применения.

Кроме того, запущен портал всеобщего стандарта обмена информацией (CRS), содержащий соответствующую информацию, в частности сведения об идентификационных номерах налогоплательщика (TIN) для помощи финансовым организациям в работе с CRS. Ведется учет стран, которые обмениваются налоговой информацией между собой.

Также ОЭСР продолжает работу по разработке проекта TRACE (Treaty Relief and Compliance Enhancement) – общей модели освобождения от удержания налога у источника, которая усилит действие CRS для достижения максимальной эффективности.

Ведется работа по составлению «черных списков» не желающих сотрудничать юрисдикций, платежи в адрес которых всегда облагаются у источника. Видя бесперспективность сопротивления глобальному процессу, даже самые закрытые ранее офшорные юрисдикции вступают в диалог и принимают правила игры ради снятия ограничений.

Наконец, автоматический обмен налоговой информацией впервые состоялся на практике в рамках ЕС в 2017 г.

Центральная идея

Главная идея всех предпринимаемых усилий – обеспечение прозрачности корпоративного управления, раскрытия информации о получаемых иностранными налоговыми резидентами доходах, уведомления государствами друг друга об открытии такими лицами как личных, так и корпоративных банковских счетов для своих компаний, получающих в основном пассивные доходы, и т.д., поскольку выявление таких фактов было ранее очень сильно затруднено.

Должны быть достигнуты условия, когда обо всех активах, доходах, подконтрольных компаниях и счетах конкретного физического и юридического лица налоговые органы государства, где такое лицо признается налоговым резидентом, будут узнавать от своих зарубежных коллег, а не только от самого налогоплательщика, обеспечивая систему двойного налогового контроля.

Особое значение придается борьбе со злоупотреблением положениями налоговых соглашений. Поскольку именно налоговые консультанты в рамках налогового планирования создают конструкции, обеспечивающие условия для значительной налоговой экономии, на них и их клиентов вскоре будут возложены обязанности по информированию властей о разработке схем агрессивного налогового планирования, соответствующее законодательство уже разработано и внедряется в ЕС.

Участие России в процессе деофшоризации

Россия является одним из самых активных участников процесса деофшоризации мировой экономики, поскольку существенный отток капитала из страны и необоснованное сокращение налоговых поступлений не оставляют контролирующие органы равнодушными.

Так, Российская Федерация системно изменяет собственные международные налоговые соглашения в части ограничений применения льгот, обмена информацией и ставок налога у источника.

Наше государство подписало и Многостороннюю конвенцию (MLI) по реализации мер по противодействию размыванию налоговой базы и выводу прибыли (BEPS) в июле 2017 г., ведется подготовка к ее ратификации. В мире заключено более 3000 соглашений об исключении двойного налогообложения, MLI будет применяться совместно с ними, изменяя при этом порядок их применения.

Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о взаимной административной помощи по налоговым делам 4 ноября 2014 г. (с рядом оговорок).

Кроме того, не будучи членом ОЭСР, Россия руководствуется всеми ее методическими наработками, включая Комментарии к Модельной конвенции в отношении налогов на доходы и капитал.

Положениями Федерального закона от 28 июня 2014 г. № 173-ФЗ «Об особенностях осуществления финансовых операций с иностранными гражданами и юридическими лицами, о внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» установлены правила идентификации организациями финансового рынка резидентского статуса их клиентов для целей автоматического обмена информацией.

Положения о порядке автоматического обмена финансовой информацией были внесены в Налоговый кодекс РФ (гл. 20.1 НК РФ).

Более того, Россия создала одну из лучших инфраструктур для обмена налоговой информацией с другими государствами, что было отмечено специальной комиссией ОЭСР после проверки готовности.

В 2018 г. Россия впервые приняла участие в обмене финансовой информацией.

Кроме того, в РФ энергично принимаются меры, направленные на противодействие агрессивному налоговому планированию и деофшоризацию экономики в целом, к которым относятся, например, меры по пресечению использования офшоров в целях вывода доходов от деятельности в России из-под налогообложения.

Для этих целей в налоговое законодательство были внесены новые положения об обязанности налоговых резидентов России информировать налоговые органы о приобретении доли участия в иностранных организациях и структурах без образования юридического лица (трасты, партнерства и т.д.). Были введены категория «контролируемой иностранной компании» и порядок налогообложения ее прибыли для исключения возможности создавать не облагаемые налогами «компании-кошельки» за рубежом для российских налоговых резидентов (гл. 3.4, ст. 309.1 НК РФ).

Более того, было введено понятие налогового резидентства для иностранных компаний исходя из места их управления (ст. 246.2 НК РФ). Теперь созданные за рубежом, но управляемые из России компании должны уплачивать налог на прибыль как российские организации.

Также были уточнены правила «недостаточной капитализации», предусматривающие ограничение учета процентов по договорам займа, фактически являющихся дивидендным доходом. Соответствующие изменения были внесены в ст. 269 НК РФ.

На основании сложившейся судебной практики были уточнены правила удержания налогов в различных ситуациях внутригруппового финансирования, основной идеей которых является пресечение скрытой выплаты дивидендов под видом процентов. Налоговые органы ведут работу по выявлению и иных случаев скрытой выплаты дивидендов под видом оплаты услуг, прощения займов и т.п.

Ограничение льгот по международным соглашениям в случае осуществления транзитных финансовых операций и концепция «конечного бенефициара» (лица, обладающего фактическим правом на получение дохода) также способствуют наполнению бюджета и предотвращению злоупотреблений. В то же время для тех предпринимателей, которым необходимы иностранные структуры в группе, в том числе технические, транзитные, предусмотрен так называемый механизм сквозного подхода к налогообложению выплат из России (ст. 7 и 312 НК РФ).

Стремительно развивающаяся судебная практика по этим вопросам поддерживает усилия налоговых органов.

В сфере борьбы с трансфертным ценообразованием разработаны и внесены положения о международных группах компаний и обмене информацией и документацией по таким группам с иностранными государствами (гл. 14.4-1 и 20.2 НК РФ).

Дополнительно компании, зарегистрированные в офшорных юрисдикциях, существенно ограничены в возможностях инвестирования в стратегические предприятия.

Последствия для российских налогоплательщиков

Российским налогоплательщикам стоит примириться с мыслью, что все финансовые процессы в мире становятся все более взаимосвязанными, а прозрачность будет оставаться основным вопросом в политической повестке. Не только налоговые органы, но и все организации финансового рынка будут требовать от своих клиентов исполнения обязанностей по декларированию счетов, активов, участия и доходов в своих государствах.

Как следствие, налогоплательщикам необходимо внимательно готовить личную отчетность по счетам, контролируемым иностранными компаниями, полученным доходам.

В то же время для приведения дел в порядок можно воспользоваться гарантиями, предоставляемыми государством в рамках второго этапа так называемой «амнистии капиталов» в соответствии с Федеральным законом от 8 июля 2015 г. № 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector