Оферта миноритариям

Оферта миноритариям

Как новый закон изменит жизнь миноритариев

Правительство внесло в Госдуму законопроект, меняющий правила выставления публичных оферт при поглощениях компаний. Это дает миноритарным акционерам надежду на то, что в будущем их права будут ущемлять не так часто и не столь откровенно, как сейчас.

Подготовка поправок к закону «Об акционерных обществах», касающихся приобретения крупных пакетов акций, новость настолько старая, что их внесение в Госдуму уже само по себе можно считать маленькой сенсацией. Все-таки первый установленный правительством дедлайн для попадания этого законопроекта в парламент был сорван еще в сентябре 2009 года.

Он значился во многих планах правительства — и по реализации стратегии развития финансового рынка в 2008 году, и по законопроектной деятельности в 2011-м, и по созданию международного финансового центра в 2013-м. Известно несколько его вариантов, начиная от тех, что были созданы ныне упраздненной ФСФР, и заканчивая разработками Минфина. Когда станет, да и станет ли вообще, законом проект с такой непростой судьбой, гадать было бессмысленно.

Тем более что законопроект, который, по выражению премьер-министра, должен «обеспечить баланс интересов всех участников», на деле смещал его от мажоритарных к миноритарным акционерам. И здесь было трудно ожидать понимания со стороны реальных владельцев компаний, которые к тому же имеют кое-какие лоббистские возможности. Однако пусть и с задержкой, но законопроект уже в Госдуме и права миноритариев он пока расширяет.

Предполагается, что новые правила вступят в силу 1 июля этого года. «Эти меры должны способствовать повышению доверия к российскому финансовому рынку со стороны миноров, то есть миноритарных акционеров, и портфельных инвесторов»,— заявил Дмитрий Медведев на заседании правительства. И хотя подобные формулировки зачастую не говорят ни о чем, в данном случае они вполне передают намерения разработчиков.

Те планировали поправить исправления, которые некогда тоже призваны были повысить доверие инвесторов. 1 июля 2006 года вступила в силу очередная редакция закона «Об АО», содержавшая новую главу «Приобретение более 30 процентов акций открытого общества». Тогда это было (развивая терминологию премьер-министра) неприятное для мажоров и многообещающее для миноров новшество, хорошо, впрочем, известное на развитых рынках.

Его логика прозрачна: смена контролирующих компанию лиц способна радикально изменить ее будущее, а значит, прочие акционеры должны иметь право на честно оплаченный выход. Были установлены правила для сделок, увеличивавших пакет выше определенной доли уставного капитала. Наиболее чувствительными были обязательные действия: при пересечении порога в 30%, 50% или 75% капитала покупатель должен был выставить публичную оферту на приобретение акций, а после превышения 95% — получал право выкупить все оставшиеся акции.

Все необходимые исключения и ограничения, как могло поначалу показаться, были прописаны, и инвесторы стали искать способы сделать на этом деньги. Дело в том, что при поглощении компаний сделки нередко проходят по ценам заметно выше биржевых. А оферта в таком случае должна выставляться по максимальной из двух цен — средневзвешенной за полгода или наибольшей, заплаченной в этот период тем, кто пересек установленный порог. Мажоритарии, естественно, стали искать дыры в законе, позволяющие не платить, если нет желания.

Поначалу успех сопутствовал и тем и другим. Были и выгодные обязательные предложения, но и закон оказался не столь уж суров. Очень скоро стало ясно, что при соблюдении буквы закона (это обычно важно для отечественных судов) с его духом можно не церемониться. Да и последствия даже явных нарушений оказывались не слишком-то раздражающими.

Какое-то время инвесторам казалось, что такое отношение характерно лишь для отечественных мажоритариев, чему способствовали оферты выше рынка от иностранных компаний, как, например, при покупке «Вимм-Билль-Данн» американской PepsiCo в 2010 году. Но вскоре стало ясно, что при наличии закона, который можно легко обойти, платить больше необходимого мало кто пожелает, если, конечно, в этом нет дополнительной выгоды.

И, скажем, в 2012 году у инвесторов уже не вызвало удивления поведение альянса Renault-Nissan, получившего контроль над АвтоВАЗом через специально созданную для этого вместе с Ростехнологиями голландскую Alliance Rostec Auto B.V. Он не то что не предложил цену выкупа акций, исходя из суммы, потраченной на получение контроля, а и вовсе не выставил оферту. Формально все было по закону, а платить еще и российским миноритариям, как это пришлось бы делать в другой стране, Renault-Nissan было не с руки.

Минор ошибается однажды

Какие-то сделки проходят на виду у всего мира, но куда большее число поглощений компаний без выставления оферт остается лишь в памяти их акционеров. Хотя порой речь и идет о совсем не симпатичных случаях вроде принудительного выкупа акций по сильно заниженной цене.

Не сказать, что за прошедшие годы совсем не вносились поправки в закон, но они не успевали за жизнью, и обязательное предложение фактически превратилось в добровольное. Мажоритарий волен выбрать сам, нужна ли ему оферта и по какой цене, и если выводы отличаются от подразумеваемых законом — использовать одну из множества наработанных схем. Ограничить эту свободу рук и должен новый закон.

Прежде всего он меняет некоторые приметы тех, кто должен выставлять оферту. Если до сих пор они должны были приобрести акции, то теперь — получить право распоряжаться приходящимися на них голосами. Иначе говоря, главным при поглощении становится факт получения прямого или косвенного контроля над компанией, а не то, на кого оформлены бумаги.

До сих пор в таких случаях для определения связанных между собой акционеров, пакеты акций которых суммировались и рассматривались как один, использовалось понятие «аффилированные лица». Теперь же в одну группу с теми, кто имеет право распоряжаться голосами, входят их близкие родственники, а также подконтрольные и контролирующие лица (в понимании закона «О рынке ценных бумаг»).

Предполагается, что это должно затруднить уклонение от оферты путем создания запутанных схем владения акциями. Правда, в предшествовавших версиях законопроекта вводилось еще и понятие «связанных лиц», которое было куда шире того, что осталось. Оно включало не только все перечисленные нынешним документом категории, но еще и аффилированных лиц, стороны акционерных соглашений и договоров, направленных на установление контроля, и т. п. Так что мажоритариям грех жаловаться — многолетнее путешествие по инстанциям законопроект местами смягчило.

Другое нововведение, расширяющее права владельцев привилегированных акций, сохранилось. До сих пор выставлять оферты на их выкуп при превышении пороговых долей владения требовалось не всегда. Они обязательны лишь для голосующих акций, а привилегированные, по которым платят прописанные в уставе дивиденды, в это число не попадают. Однако новая редакция закона обяжет выкупать и неголосующие привилегированные акции и конвертируемые в них бумаги.

Впрочем, в некоторых случаях это может быть удобством не столько для миноритариев, сколько для крупных акционеров. Ведь порой компании не платят по привилегированным акциям не из экономии, а именно с целью дать им право голоса перед выкупом. Но в любом случае для мелких акционеров все-таки куда важнее не сам факт оферты, а предложенная цена.

Два туза в выкупе

Способ определения цены для котирующихся на бирже акций законопроект меняет в лучшую для миноритариев сторону, но лишь настолько, чтобы не дать совсем уж грубо ее занизить. Именно таков будет порядок действий при направлении обязательного предложения позже срока, установленного законом (50 дней с момента получения права распоряжаться голосами).

В этом случае цена будет выше не только средневзвешенной за предыдущие шесть месяцев, но и за те полгода, которые предшествовали законной дате. Это небесполезно, ведь цены со временем могут заметно снижаться, что открывало простор для махинаций. Однако такая логика применяется только в этом случае.

Другая минимальная цена выкупа, та, по которой акции приобретал сам мажоритарий, по-прежнему учитывается лишь за полугодие, предшествующее оферте. И затягивание с направлением обязательного предложения все так же позволит ему сэкономить, если крупный пакет приобретался выше рынка.

В том же духе планируется изменить и правила определения цены при принудительном выкупе акций лицом, контролирующим 95% капитала. До сих пор для получения такого права надо было преодолеть этот порог, купив не менее 10% акций в результате обязательного или добровольного предложения. И в последнем случае возможности занизить цену были шире. По новым правилам право требовать выкупа будет давать добровольное предложение, соответствующее основным указанным в законе параметрам обязательного.

Куда радикальнее перемены, касающиеся уклонения от оферты: здесь риски для мажоритариев явно возрастают и далеко не всегда смогут окупить возможные выгоды. Законопроект ужесточает контроль за процессом со стороны Банка России, а у миноритариев появляются новые способы влиять на ситуацию.

До сих пор лицо, не выставившее обязательную оферту, имело право голосовать лишь акциями, не превысившими в зависимости от ситуации долю 30%, 50% или 75%. Однако, если и до увеличения пакет был контрольным, то это мало что меняло. Теперь же пересечение порога, напротив, будет грозить потерей контроля. С этого момента и до направления в ЦБ отчета об итогах принятия обязательного предложения мажоритарий имеет право голосовать лишь 3/7 от общего числа голосов прочих акционеров. Иначе говоря, его доля фактически снизится до 30%.

Уже одно это создает некоторые возможности для активных миноритариев, но законопроект дает им еще одно средство давления. После истечения законного срока выставления оферты акционер имеет право предъявить мажоритарию требование о выкупе акций. В нем он среди прочего должен указать минимальную цену, по которой готов их продать. При этом порядок ее вычисления не оговаривается, зато мажоритарий обязан будет заплатить в течение 17 дней. Это сулит ему не только расходы, но и нервотрепку, особенно если учесть, что компания должна будет в соответствии с действующими процедурами раскрыть информацию о поступлении требования.

Так что, хотя мажоритарии всегда будут склонны ставить свою выгоду и планы компании выше интересов прочих акционеров, теперь выгодным может быть и выполнение закона. Конечно, человеческую изобретательность нельзя недооценивать, но есть шансы, что в будущем нарушение прав миноритариев хотя бы станет более редким и менее комфортным, чем сейчас.

Всё о принудительном выкупе акций у миноритариев: зачем нужен и как проводится

21 октября 2019

Доброго дня суток, уважаемый читатель!

Сегодня я расскажу, что такое принудительный выкуп акций у миноритариев. Для чего и кому он выгоден? Каковы нюансы такого выкупа? Можно ли этого избежать и на что можно рассчитывать скромному миноритарию? Каковы негативные последствия процедуры и какие планируются изменения на уровне законодательства?

Что такое принудительный выкуп акций

Покупка акций у миноритариев без согласия держателей рассматривается как принудительная. Владелец 95% и более собственного капитала может объявить о таком выкупе.

Кому и для чего нужен принудительный выкуп

Мажоритарии стремятся аккумулировать активы, и это вполне оправдано. Они напрямую заинтересованы в прибыльности организации, они стремятся улучшить ее работу.

Миноритарии же никаких усилий для зарабатывания прибыли не прилагают, а лишь получают пассивный доход, многие даже ожидают баснословных выгод. Бывает, владельцами активов числятся «мертвые души», идентифицировать которых достаточно затруднительно.

Принудительный выкуп у миноритариев позволяет владельцу контрольного пакета:

  • ускорить принятие решений;
  • снизить затраты на организацию собраний;
  • учитывать только свои интересы.

Права и обязанности владельцев акций

В случае принятия решений, ухудшающих инвестиционные условия, ПАО публикует публичную оферту с сообщением о выкупе ценных бумаг у миноритарных владельцев, которые выступали против таких решений либо не голосовали вообще.

После увеличения доли собственного капитала до отметок 30, 50, 75 % и выше инвестор обязан сделать остальным владельцам предложение (оферту) о продаже ему ценных бумаг. За акционерами сохраняется выбор – продавать активы либо нет. Если владелец крупного пакета не выставляет оферту с таким предложением, миноритарии могут требовать купить у них ценные бумаги.

Читать еще:  Ликвидационный баланс

Когда инвестор собрал 95 % капитала, он может принудительно докупить у миноритариев остальные 5 %. Они при этом не вправе отказаться – только оспорить предложенную мажоритарием цену.

В каких случаях можно заявлять о принудительном выкупе

Заявление о принудительном выкупе у миноритариев можно сделать в двух случаях. В первом мажоритарный акционер (один или несколько аффилированных, у которых один может влиять на принятие решений другими) уже владеет 95 % капитала.

Удельный вес достигнут при закупке хотя бы 10 % акций по результатам добровольного (если собирается закупить как минимум 30 % имеющих голосующих акций) либо обязательного (делается при достижении 30, 50, 70 %) предложения. Такая процедура обязательна, если крупный держатель собирается впоследствии принудительно выкупить у мелких акционеров остальные ЦБ.

Второй вариант – если образовано новое ПАО путем реорганизации старого. Должны быть соблюдены условия:

  1. Инвестор – единственный собственник реорганизуемого ПАО.
  2. Выступал с добровольным предложением приобрести все акции после реорганизации.
  3. Получил хотя бы 50 % бумаг по такому предложению.
  4. Владеет 95 % акций.

По какой цене выкупают акции

Однако известны факты существенного занижения рыночной стоимости оценщиком, что усиливает недовольство миноритарных акционеров принудительным выкупом и порождает многочисленные споры, приводящие к судебным разбирательствам.

Да и логично перед добровольным предложением искусственно занизить цену. Мажоритарий получит большую часть капитала «по дешевке», а потом, при проведении принудительного выкупа у миноритариев, доберет оставшиеся 5 % по таким же низким ценам.

Как проходит выкуп у миноритариев

Процедура принудительного выкупа активов:

  1. Составляется требование.
  2. Оно проверяется Банком России.
  3. Направляется в ПАО.
  4. Общество делает рассылку документа миноритариям всеми доступными способами.
  5. Фиксируются держатели. Списки формируются 45–60 дней после отправки требования в ПАО. Срок оплаты – до 25 дней с даты фиксации владельцев.
  6. Подтверждается оплата принудительно выкупленных ценных бумаг.
  7. Списание их со счета владельца и зачисление на счет покупателя.

Что делать инвестору, если пришло требование о выкупе

Миноритарию нужно проверить, попадут ли деньги к вам на счет: выяснить у регистратора ПАО либо депозитария, в наличии ли у них реквизиты вашего счета для зачисления средств от принудительно выкупленных акций. Это необходимо уточнить до дня определения владельцев. Если номер счета у них отсутствует, и вы его не направили либо пропустили срок, деньги отправятся на депозит нотариуса.

Я против выкупа, что я могу сделать?

Миноритарные собственники могут продать свои активы на бирже до запуска процедуры принудительного выкупа. Ограничение на распоряжение ценными бумагами накладывается регистратором только на конец дня фиксации владельцев.

После этого противостоять принудительному выкупу невозможно. Разрешение миноритариев на проведение процедуры не требуется.

Но если вы уверены, что ценные бумаги принудительно выкупают у вас по цене ниже рыночной, в течение полугода с даты получения информации о списании их с вашего счета можно подать заявление в суд на восстановление убытков.

Негативные последствия принудительного выкупа акций

Принудительный выкуп приводит к следующим негативным последствиям:

  • Социальный аспект. У миноритарных акционеров, по сути, отбирают пассивный доход – больше, чем по депозитам.
  • Концентрация благ у относительно небольшого числа состоятельных владельцев: усиливается социальное расслоение, нарушается стабильность в обществе.
  • Материальные убытки миноритариев возмещаются не всегда равноценно.
  • Моральные издержки (напрасно затрачены усилия и время).

Все это подрывает уверенность населения в справедливости, укрепляет понимание, что власть, не ограничивающая законодательно подобные действия крупных инвесторов, безразлична к условиям жизни обычного человека.

Ожидаемые изменения законодательства

Однако кое-какие поправки в законодательные акты, возможно, будут приняты. Например, эмиссия привилегированных акций с первой очередью получения дивидендов.

Доход с привилегированных акций – фиксированная сумма денежных средств или в минимально допустимом проценте от прибыли.

Право принятия решений будет передано совету директоров либо наблюдательному совету. Миноритарии лишатся права требовать выкупить у них ценные бумаги.

Ответы на часто задаваемые вопросы

Можно ли выкупать акции в ЗАО? Да, если предварительно изменить статус с ЗАО на ПАО.

Можно ли выкупать акции в АО? Можно, если оно зарегистрировано как АО по состоянию на 1 сентября 2014 г.

Для выкупа акций обязательно ли одному держателю иметь 95 %? Не обязательно. Выкупить могут аффилированные акционеры.

Можно ли купить акции держателя, по которому в реестре акционеров отсутствуют данные, есть только Ф. И. О.? Конечно. Средства в таком случае будут направлены в депозит нотариальной конторы по месту расположения ПАО.

Можно ли купить акции юридического лица, если оно ликвидировано? Да.

Как долго длится выкуп акций? Семь месяцев.

Какое количество акций необходимо для того, чтобы их выкупать? Минимум 95 %. Но если такой доли нет, то ее можно достичь за пять месяцев, прибегнув к дополнительной эмиссии.

Нужно ли перед выкупом акций вначале проводить обязательное либо добровольное предложение? Надо провести или добровольное, или обязательное. Добровольное будет более выгодно.

При добровольном предложении обязательно ли выкупать акции? Обязательно. Важно купить хотя бы 10 % от общего количества капитала ПАО, после чего стать держателем как минимум 95 %.

Какую цену нужно устанавливать при добровольном предложении? Любую. Если стоимость будет выше рыночной, вам охотнее добровольно продадут ценные бумаги. Но следует понимать, что по ней придется принудительно выкупать их у миноритарных акционеров, даже если их рыночная цена упадет.

Заключение

Надеюсь, мне удалось собрать и изложить для вас, дорогой читатель, информацию относительно особенностей принудительного выкупа акций у миноритариев. Спасибо за прочтение.

Если статья оказалась полезной – подписывайтесь на нас и делитесь ею в соцсетях. До встречи!

Обязательная оферта миноритариям

Столкнулся с такой ситуацией. У меня есть немного акций в региональной энергетической компании (у нее много миноритариев). Недавно 76% акций в этой компании приобрела госмонополия. По Закону об акционерных обществах она должна была сделать обязательную оферту миноритариям, но не сделала. На письма госмонополия не отвечает. Могу ли я обратиться в суд с требованием обязать госмонополию сделать оферту?

Ответы юристов

Ваш вопрос касается бизнеса, А поэтому логично и справедливо очно обратиться к адвокату оплатить его услуги И получить квалифицированный ответ С предварительным изучением ваших Документов.

Вопрос № 1256092

Закон об акционерных обществах сроки выплаты дивидендов.

В законе Об акционерных обществах п.4 ст.42 предполагается 60 дневный срок выплаты дивидендов, однако это противоречит положениям главы 26 ГК РФ. При обращении в Думу Плескачевский ответил, что после 60 дней дивиденды можно требовать только через суд в течении 3 х лет. И это вещает законодатель! Можно ли где оспорить это беззаконие. Спасибо.

Ответы юристов

Законодатель предусмотрел именно такую процедуру, что оспаривать, благо гл. 26 не регулирует эти отношения — обязательства не прекращаются, изменяется порядок реализации..

Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ

«Об акционерных обществах»

(с изменениями от 13 июня 1996 г., 24 мая 1999 г., 7 августа 2001 г., 21 марта, 31 октября 2002 г., 27 февраля 2003 г., 24 февраля, 6 апреля, 2, 29 декабря 2004 г., 27, 31 декабря 2005 г., 5 января, 27 июля, 18 декабря 2006 г., 5 февраля, 24 июля, 1 декабря 2007 г., 29 апреля, 30 декабря 2008 г., 7 мая, 3 июня, 19 июля, 27 декабря 2009 г., 4 октября, 3 ноября, 28 декабря 2010 г.)

Статья 42. Порядок выплаты обществом дивидендов

1. Общество вправе по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года и (или) по результатам финансового года принимать решения (объявлять) о выплате дивидендов по размещенным акциям, если иное не установлено настоящим Федеральным законом. Решение о выплате (объявлении) дивидендов по результатам первого квартала, полугодия и девяти месяцев финансового года может быть принято в течение трех месяцев после окончания соответствующего периода.

Общество обязано выплатить объявленные по акциям каждой категории (типа) дивиденды. Дивиденды выплачиваются деньгами, а в случаях, предусмотренных уставом общества, — иным имуществом.

2. Источником выплаты дивидендов является прибыль общества после налогообложения (чистая прибыль общества). Чистая прибыль общества определяется по данным бухгалтерской отчетности общества. Дивиденды по привилегированным акциям определенных типов также могут выплачиваться за счет ранее сформированных для этих целей специальных фондов общества.

3. Решения о выплате (объявлении) дивидендов, в том числе решения о размере дивиденда и форме его выплаты по акциям каждой категории (типа), принимаются общим собранием акционеров. Размер дивидендов не может быть больше рекомендованного советом директоров (наблюдательным советом) общества.

4. Срок и порядок выплаты дивидендов определяются уставом общества или решением общего собрания акционеров о выплате дивидендов. Срок выплаты дивидендов не должен превышать 60 дней со дня принятия решения об их выплате. В случае, если срок выплаты дивидендов уставом или решением общего собрания акционеров об их выплате не определен, он считается равным 60 дням со дня принятия решения о выплате дивидендов. Общество не вправе предоставлять преимущество в сроках выплат дивидендов отдельным владельцам акций одной категории (типа). Выплата объявленных дивидендов по акциям каждой категории (типа) должна осуществляться одновременно всем владельцам акций данной категории (типа).

Список лиц, имеющих право получения дивидендов, составляется на дату составления списка лиц, имеющих право участвовать в общем собрании акционеров, на котором принимается решение о выплате соответствующих дивидендов. Для составления списка лиц, имеющих право получения дивидендов, номинальный держатель акций представляет данные о лицах, в интересах которых он владеет акциями.

Положения пункта 5 статьи 42 настоящего Федерального закона (в редакции Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 409-ФЗ) применяются к требованиям, срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу названного Федерального закона

5. В случае, если в течение срока выплаты дивидендов, определенного в соответствии с правилами пункта 4 настоящей статьи, объявленные дивиденды не выплачены лицу, включенному в список лиц, имеющих право получения дивидендов, такое лицо вправе обратиться в течение трех лет после истечения указанного срока к обществу с требованием о выплате ему объявленных дивидендов. Уставом общества может быть предусмотрен более продолжительный срок для обращения с данным требованием, при этом указанный срок не может превышать пять лет со дня истечения срока выплаты дивидендов, определенного в соответствии с правилами пункта 4 настоящей статьи.

Срок для обращения с требованием о выплате объявленных дивидендов в случае его пропуска восстановлению не подлежит, за исключением случая, если лицо, имеющее право получения дивидендов, не подавало данное требование под влиянием насилия или угрозы.

По истечении указанного в настоящем пункте срока объявленные и невостребованные акционером дивиденды восстанавливаются в составе нераспределенной прибыли общества».

Шоколадные оферты. Как новый закон изменит жизнь миноритариев

Правительство внесло в Госдуму законопроект, меняющий правила выставления публичных оферт при поглощениях компаний

Это дает миноритарным акционерам надежду на то, что в будущем их права будут ущемлять не так часто и не столь откровенно, как сейчас.

Подготовка поправок к закону «Об акционерных обществах», касающихся приобретения крупных пакетов акций, новость настолько старая, что их внесение в Госдуму уже само по себе можно считать маленькой сенсацией. Все-таки первый установленный правительством дедлайн для попадания этого законопроекта в парламент был сорван еще в сентябре 2009 года.

Он значился во многих планах правительства — и по реализации стратегии развития финансового рынка в 2008 году, и по законопроектной деятельности в 2011-м, и по созданию международного финансового центра в 2013-м. Известно несколько его вариантов, начиная от тех, что были созданы ныне упраздненной ФСФР, и заканчивая разработками Минфина. Когда станет, да и станет ли вообще, законом проект с такой непростой судьбой, гадать было бессмысленно.

Читать еще:  Проверка ИП Роспотребнадзором

Тем более что законопроект, который, по выражению премьер-министра, должен «обеспечить баланс интересов всех участников», на деле смещал его от мажоритарных к миноритарным акционерам. И здесь было трудно ожидать понимания со стороны реальных владельцев компаний, которые к тому же имеют кое-какие лоббистские возможности. Однако пусть и с задержкой, но законопроект уже в Госдуме и права миноритариев он пока расширяет.

Исправленному верить

Предполагается, что новые правила вступят в силу 1 июля этого года. «Эти меры должны способствовать повышению доверия к российскому финансовому рынку со стороны миноров, то есть миноритарных акционеров, и портфельных инвесторов»,— заявил Дмитрий Медведев на заседании правительства. И хотя подобные формулировки зачастую не говорят ни о чем, в данном случае они вполне передают намерения разработчиков.

Те планировали поправить исправления, которые некогда тоже призваны были повысить доверие инвесторов. 1 июля 2006 года вступила в силу очередная редакция закона «Об АО», содержавшая новую главу «Приобретение более 30 процентов акций открытого общества». Тогда это было (развивая терминологию премьер-министра) неприятное для мажоров и многообещающее для миноров новшество, хорошо, впрочем, известное на развитых рынках.

Его логика прозрачна: смена контролирующих компанию лиц способна радикально изменить ее будущее, а значит, прочие акционеры должны иметь право на честно оплаченный выход. Были установлены правила для сделок, увеличивавших пакет выше определенной доли уставного капитала. Наиболее чувствительными были обязательные действия: при пересечении порога в 30%, 50% или 75% капитала покупатель должен был выставить публичную оферту на приобретение акций, а после превышения 95% — получал право выкупить все оставшиеся акции.

Все необходимые исключения и ограничения, как могло поначалу показаться, были прописаны, и инвесторы стали искать способы сделать на этом деньги. Дело в том, что при поглощении компаний сделки нередко проходят по ценам заметно выше биржевых. А оферта в таком случае должна выставляться по максимальной из двух цен — средневзвешенной за полгода или наибольшей, заплаченной в этот период тем, кто пересек установленный порог. Мажоритарии, естественно, стали искать дыры в законе, позволяющие не платить, если нет желания.

Поначалу успех сопутствовал и тем и другим. Были и выгодные обязательные предложения, но и закон оказался не столь уж суров. Очень скоро стало ясно, что при соблюдении буквы закона (это обычно важно для отечественных судов) с его духом можно не церемониться. Да и последствия даже явных нарушений оказывались не слишком-то раздражающими.

Какое-то время инвесторам казалось, что такое отношение характерно лишь для отечественных мажоритариев, чему способствовали оферты выше рынка от иностранных компаний, как, например, при покупке «Вимм-Билль-Данн» американской PepsiCo в 2010 году. Но вскоре стало ясно, что при наличии закона, который можно легко обойти, платить больше необходимого мало кто пожелает, если, конечно, в этом нет дополнительной выгоды.

И, скажем, в 2012 году у инвесторов уже не вызвало удивления поведение альянса Renault-Nissan, получившего контроль над АвтоВАЗом через специально созданную для этого вместе с Ростехнологиями голландскую Alliance Rostec Auto B.V. Он не то что не предложил цену выкупа акций, исходя из суммы, потраченной на получение контроля, а и вовсе не выставил оферту. Формально все было по закону, а платить еще и российским миноритариям, как это пришлось бы делать в другой стране, Renault-Nissan было не с руки.

Минор ошибается однажды

Какие-то сделки проходят на виду у всего мира, но куда большее число поглощений компаний без выставления оферт остается лишь в памяти их акционеров. Хотя порой речь и идет о совсем не симпатичных случаях вроде принудительного выкупа акций по сильно заниженной цене.

Не сказать, что за прошедшие годы совсем не вносились поправки в закон, но они не успевали за жизнью, и обязательное предложение фактически превратилось в добровольное. Мажоритарий волен выбрать сам, нужна ли ему оферта и по какой цене, и если выводы отличаются от подразумеваемых законом — использовать одну из множества наработанных схем. Ограничить эту свободу рук и должен новый закон.

Прежде всего он меняет некоторые приметы тех, кто должен выставлять оферту. Если до сих пор они должны были приобрести акции, то теперь — получить право распоряжаться приходящимися на них голосами. Иначе говоря, главным при поглощении становится факт получения прямого или косвенного контроля над компанией, а не то, на кого оформлены бумаги.

До сих пор в таких случаях для определения связанных между собой акционеров, пакеты акций которых суммировались и рассматривались как один, использовалось понятие «аффилированные лица». Теперь же в одну группу с теми, кто имеет право распоряжаться голосами, входят их близкие родственники, а также подконтрольные и контролирующие лица (в понимании закона «О рынке ценных бумаг»).

Предполагается, что это должно затруднить уклонение от оферты путем создания запутанных схем владения акциями. Правда, в предшествовавших версиях законопроекта вводилось еще и понятие «связанных лиц», которое было куда шире того, что осталось. Оно включало не только все перечисленные нынешним документом категории, но еще и аффилированных лиц, стороны акционерных соглашений и договоров, направленных на установление контроля, и т. п. Так что мажоритариям грех жаловаться — многолетнее путешествие по инстанциям законопроект местами смягчило.

Другое нововведение, расширяющее права владельцев привилегированных акций, сохранилось. До сих пор выставлять оферты на их выкуп при превышении пороговых долей владения требовалось не всегда. Они обязательны лишь для голосующих акций, а привилегированные, по которым платят прописанные в уставе дивиденды, в это число не попадают. Однако новая редакция закона обяжет выкупать и неголосующие привилегированные акции и конвертируемые в них бумаги.

Впрочем, в некоторых случаях это может быть удобством не столько для миноритариев, сколько для крупных акционеров. Ведь порой компании не платят по привилегированным акциям не из экономии, а именно с целью дать им право голоса перед выкупом. Но в любом случае для мелких акционеров все-таки куда важнее не сам факт оферты, а предложенная цена.

Два туза в выкупе

Способ определения цены для котирующихся на бирже акций законопроект меняет в лучшую для миноритариев сторону, но лишь настолько, чтобы не дать совсем уж грубо ее занизить. Именно таков будет порядок действий при направлении обязательного предложения позже срока, установленного законом (50 дней с момента получения права распоряжаться голосами).

В этом случае цена будет выше не только средневзвешенной за предыдущие шесть месяцев, но и за те полгода, которые предшествовали законной дате. Это небесполезно, ведь цены со временем могут заметно снижаться, что открывало простор для махинаций. Однако такая логика применяется только в этом случае.

Другая минимальная цена выкупа, та, по которой акции приобретал сам мажоритарий, по-прежнему учитывается лишь за полугодие, предшествующее оферте. И затягивание с направлением обязательного предложения все так же позволит ему сэкономить, если крупный пакет приобретался выше рынка.

В том же духе планируется изменить и правила определения цены при принудительном выкупе акций лицом, контролирующим 95% капитала. До сих пор для получения такого права надо было преодолеть этот порог, купив не менее 10% акций в результате обязательного или добровольного предложения. И в последнем случае возможности занизить цену были шире. По новым правилам право требовать выкупа будет давать добровольное предложение, соответствующее основным указанным в законе параметрам обязательного.

Куда радикальнее перемены, касающиеся уклонения от оферты: здесь риски для мажоритариев явно возрастают и далеко не всегда смогут окупить возможные выгоды. Законопроект ужесточает контроль за процессом со стороны Банка России, а у миноритариев появляются новые способы влиять на ситуацию.

До сих пор лицо, не выставившее обязательную оферту, имело право голосовать лишь акциями, не превысившими в зависимости от ситуации долю 30%, 50% или 75%. Однако, если и до увеличения пакет был контрольным, то это мало что меняло. Теперь же пересечение порога, напротив, будет грозить потерей контроля. С этого момента и до направления в ЦБ отчета об итогах принятия обязательного предложения мажоритарий имеет право голосовать лишь 3/7 от общего числа голосов прочих акционеров. Иначе говоря, его доля фактически снизится до 30%.

Уже одно это создает некоторые возможности для активных миноритариев, но законопроект дает им еще одно средство давления. После истечения законного срока выставления оферты акционер имеет право предъявить мажоритарию требование о выкупе акций. В нем он среди прочего должен указать минимальную цену, по которой готов их продать. При этом порядок ее вычисления не оговаривается, зато мажоритарий обязан будет заплатить в течение 17 дней. Это сулит ему не только расходы, но и нервотрепку, особенно если учесть, что компания должна будет в соответствии с действующими процедурами раскрыть информацию о поступлении требования.

Так что, хотя мажоритарии всегда будут склонны ставить свою выгоду и планы компании выше интересов прочих акционеров, теперь выгодным может быть и выполнение закона. Конечно, человеческую изобретательность нельзя недооценивать, но есть шансы, что в будущем нарушение прав миноритариев хотя бы станет более редким и менее комфортным, чем сейчас.

оферта миноритариям

вот вопрос такой. После приобретения дочерней компании по законодательству мы сделали обязательную оферту миноритариям, которая на отчетную дату не закрыта. Как это проводить?

она обычная.
Компания обязуется выкупить акции по запросу акционеров. Выкуп проводился после отчетной даты и до утверждения отчетнтости. Было выкуплено акций на 100 руб., это 100% заявок на выкуп.

Мы должны начислять обязательства на отчетную дату?

вопрос по большому счету вот в чем.

На отчетную дату открыта оферта на выкуп акций на 1000 р. Выкуп происходит после отчетной даты, но до утверждения отчетности. Выкупается 100% заявок, но это только на 100 р., остальные акции на 900 остались незаявленными и невыкупленными. Сейчас утверждается отчетность. Какое обязательство мы должны начислить на отчетную дату 1000 или 100?

Пут-опцион на собственные акции с погашением на брутто основе отражается в полной стоимости акций, на которые выписан опцион, как обязательства.

1) Над дату объявления оферты
Дт Доля меньшинства Х
Дт/КТ Капитал (1000 — Х)
Кт Об-ва 1000

2) на дату окночания приема заявок — обратная проводка в сумме неиспользованных заявок

3) по идее об-во должно быть по дисконтированной стоимости, если срок между датой офреты и датой выкупа достаточно длительный. Тогда нужно начислить процентный расход на сумму об-ва.

Конкретный пример вышесказанного IAS 32, IE30

получается два мнения.

но Я все таки не понимаю вот чего

т.е. если заявка на выкуп закрылась на отметке 100 акций (и больше акций выкуплено не будет), а оферта была на 1 000 000 акций, то обязательства отражаются по всей оферте или только в сумме заявки?

а имеет значение когда закрылась приемка заявок, до или после отчетной даты (но до даты утверждения отчетности)?

На объявления оферты, компания не имеет возможности избежать оплаты всех акций, если миноритарии захотят воспользоваться этим правом. На дату закрытия заявок, об-во выкупить акции остается только по подавшим заявки.

Об-ва отражается в сумме 1 млн. акции в момент объявления оферты и коррекируются до кол-ва поданных заявок на дату закрытия оферты. Если дата закрытия оферты после отчетной даты, то об-ва отражаются в полной сумме 1 млн. Закрытие оферты событие некорректирующее — нужно сделать раскрытие о сумме поданных заявок..

Читать еще:  Книга учета бланков строгой отчетности

если не трудно, можно пояснить почему у нас обязательство возникает после принятия заявок?
а как оценить этот дериватив по справедливой ст-ти на отчетную даты?

Эскапист, спасибо Вам большое.

Одним из критериев признания обязательств в МСФО всегда является вероятность оттока эквыгод, которая обусловлена всеми имеющимися факторами: требование закона или договора, рыночные условия, сложившаяся практика и пр. Продаваемый Вами пут-опцион не влечет за собой возникновения обязательства. Юридически обязательство возникает только в момент, когда подана заявка. Нет — заявки — нет обязательства. Признание обязательства сразу в момент объявления оферты может привести к абсурду, если все держатели опциона (в данном случае миноритарии) проигнорируют оферту. Заявки никто не подал, продавать Вам акции никто не хочет, а обязательство у Вас есть. Перед кем? Даже с точки зрения здравого смысла, понятно, что если Ваши оставшиеся миноритарии не подадут заявки на 900, то о каком обязательстве перед ними может идти речь?

Пример, на который ссылается Эскапист, очень упрощенный и далёк от универсальности. Пример исходит из того, что опцион точно будет исполнен. В самом примере написано «. если опцион будет исполнен», но при этом вариант неисполнения опциона почему-то не рассматривается. В IE 28 написано «If Entity B does not exercise its right, no payment will be made.», В этом случае последней проводки в примере не будет, но авторы примера об этом уже не пишут. В IE 30 об этой оговорке уже забывают и вариант неисполнения опциона уже не рассматривается даже на уровне оговорки. Любой пример является частным случаем и рассматривать его нужно через призму правил стандарта. Нельзя просто бвзять пример и, не думая, его применять. Нужно понимать, что в общем случае пут-опцион не рождает обязательства. Обязательство появляется только после заявки от держателя опциона.

Если в Вашем случае, о котором Вы по-прежнему мало написали, условия оферты были ОДНОЗНАЧНО выгодны миноритариям, т.е. в момент появления оферты всем было ясно, что миноритарии прибегут продавать свои акции, тогда в данном частном случае обязательство может быть признано, поскольку оно высоковероятно. (Правда, тогда неясно, почему оставшиеся 900 почему-то не прибежали и не подали заявки.) Есл же в момент объявления оферты исход неясен (общий случай), то никакого обязательства нет. Неясно, осталась ли у этих 900 возможность еще продать свои акции или оферта уже истекла. Неясно, является ли эта оферта чисто рыночным инструментом либо тут речь идет о перераспределении контроля над компанией, на который влияют намерения сторон относительно компании, а не рыночная стоимость акций, как в книжных примерах. Неясно, под общи контрлем сделка или нет. Неясно, известна ли тут вообще рыночная стоимость акций.

Что касается оценки пут-опционов, это описано в разных книжках по деривативам достаточно подробно. Чаще всего пользуются моделью Блека-Шоулза, но она работает на эффективных рынках. Про Вас неизвестно, что у Вас за компания, котируется или нет, на каком рынке. Без Блека-Шоулза тоже можно, но для этого нужно для начала понять все детали, связанные с Вашей компанией, акциями, мотивацией миноритариев, вероятностью и пр. и уже на основании этого разрабатывать модель.

Первый абзац — попытка применить Основные принципы. К сожалению, так не получится. С учетом после закрытия оферты все понятно, это обычное об-во в сумме поданных заявок.

Интерес представляет исключительно учет опциона, который выпускается в момент открытия оферты и погашается в момент ее закрытия, в течение именно этого промежутка времени. Применять в учете этого опциона общие правила по учету обязательств (отток высоко-вероятен и т.д) было бы неправильно, так как есть конкретный стандарт, регулирующий такие сделки (IAS32), и он имеет приоритет перед положениями Основных принципов.

Ссылаться на то, что в примере, приведенном в стандарте, есть ошибки, несерьезно, ни один нормальный аудитор не согласится с таким аргументом.

Остается аргумент про различие в подходе к опционам, выгодным для держателя (in the money) и невыгодным (out of the money). Проблема в том, что на дату выпуска опциона обычно непонятно, будет ли его исполнение выгодно или нет. Очевидно, что если рыночная стоимость одной акции упадет, миноритариям выгодно предъявить акции к погашению и наоборот. У миноритариев могут быть свои соображения относительно дальнейшей динамики курса акций или рисков бизнеса компании, что может также влиять на их решения.

Совершенно не согласен, что неопределенность того, будет ли опцион исполнен или нет, означает, что обязательство признавать не надо.

Есть прямое требование стандарта (IAS 32, п. 18b) отражать инструменты, дающие держателю право требовать их погашения деньгами или передаче актива, в качестве обязательств. Исключение сделано только при соблюдении определенных условий для долей в капитале некоторых форм собственности (таких как российские ООО и т.д).
Таким образом, в момент объявления оферты все акции миноритариев автоматически становятся финансовыми обязательствами. Никакой привязки к вероятности их предъявления к погашению в стандарте нет.

Понятно, что могут быть разнообразные факторы

, которые могут радикально изменить подход к отражению этой операции в отчетности. У автора есть возможность дать соответствующие комментарии.

Тем не менее, пока все, что было сказано, в пользу абсолютно стандартной обязательной оферты при приобретении крупного пакета акций согласно закону об АО. И применяется общее правило в п.18b, которое иллюстрирует пример в п. IE30 (и никаких ошибок в нем нет )

Валерию,
Обычно в крупных компаниях, отдел консолид. отчетности участвует в процессе согласования крупных / необычных сделок наравне с юристами и тд. как раз для экспертизы влияния таких транзакций на групповую отчетность. В данном случае моя бы рекомендация была бы, «делайте, что хотите, но оферта должна быть закрыта до окончания отчетного периода». . Так как сейчас группа формально вынуждена показывать полную сумму обязательств перед миноритариями, даже зная, что не все будут исполнены, либо «срезать углы» и отражать об-во только в сумме предъявл. к погашению. Попробуйте пообщаться с аудиторами, они могут пойти вам навстречу и может даже подобрать аргументы в пользу такого подхода.
Исправлений: 1; последнее — в 03.02.2010, 01:43.

Миноритарий – кто это такой, и почему каждый из нас может им стать

Здравствуйте, друзья! Продолжаю знакомить будущих инвесторов с профессиональной терминологией, чтобы не подумали, что вас оскорбляют, называя миноритарием. Кто это такой, какими правами и возможностями обладает, разберем в статье.

Расшифровки понятия “миноритарий” вы не найдете ни в одном российском законе. Даже в главном законе всех акционеров “Об акционерных обществах” его нет. Но этот термин широко используется в кругах инвесторов, и они его хорошо понимают. Давайте разберемся и мы.

Миноритарий – это физическое или юридическое лицо, которое владеет небольшим количеством акций компании.

Слово “небольшим” расплывчатое. Нигде нет информации о конкретном размере доли. 1, 5 или 10 %? Эксперты расходятся во мнении. Единственное, на что можно ориентироваться, – “Небольшая доля – это такая доля, которая не даст возможности ее владельцу повлиять на управление предприятием, вынесение судьбоносных решений”.

Из такого объяснения можно сделать вывод, что большинство частных инвесторов, которые только знакомятся с миром инвестиций и покупают свои первые ценные бумаги в инвестиционный портфель, и есть миноритарии.

Определение нельзя рассматривать в отрыве от другого – “мажоритарий”. Это акционер (физическое или юридическое лицо), в руках которого крупный пакет акций компании. Это дает ему право принимать управленческие решения, в том числе о выплате или невыплате дивидендов.

Например, в структуре акционерного капитала Газпрома 38,37 % принадлежит Федеральному агентству по управлению госимуществом и 10,97 % – АО “Роснефтегаз”. Центробанк владеет пакетом из 50 % + 1 акция Сбербанка. 45,04 % бумаг Ростелекома у Росимущества и 12,01 % у ООО “Мобител”. Все перечисленные юридические лица – мажоритарии акционерных обществ.

Между двумя типами владельцев всегда будет присутствовать конфликт интересов. Миноритарии, которые представлены не только долгосрочными инвесторами, но и спекулянтами-трейдерами, заинтересованы в получении прибыли здесь и сейчас. Напомню, заработать на акциях можно по технологии “купи дешевле, продай дороже” и на дивидендах.

Простой домохозяйке или обычному рабочему-трудяге сложно принять, что если они в течение 10 лет будут отказываться от своей части прибыли, а вкладывать в развитие компании, то могут заработать гораздо больше. А могут и не заработать. Для миноритариев такая перспектива пугающая. Покупка активов для них – это не в магазин за хлебушком сходить, а сознательный шаг для создания собственного капитала, терять который будет очень болезненно.

Тогда как мажоритарии – это люди, как правило, обеспеченные. Их мало волнует сиюминутная прибыль, они радеют за будущее предприятия, которое без инвестиций в развитие невозможно. Отсюда одни недолюбливают других за отказ в выплате дивидендов, другие – за непонимание стратегических планов и бизнес-процессов. Но без денег миноритарных акционеров светлое будущее компании сомнительно. Так и терпят друг друга.

Так как большинству из нас никогда не светит стать мажоритарием, то давайте подробнее остановимся на правах и возможностях миноритариев. Кто владеет хотя бы одной акцией, уже им является.

Он имеет право на:

  • получение дивидендов – части чистой прибыли по итогам отчетного периода работы общества;
  • долю в имуществе при его разделе после ликвидации акционерного общества;
  • участие в общем собрании акционеров, а для владельцев обыкновенных акций – голосование по повестке собрания;
  • получение документов о деятельности компании;
  • покупку ценных бумаг дополнительной эмиссии;
  • требование выкупа бумаг по справедливой цене, если владелец не согласен с решениями Совета директоров и голосовал против них на собрании.

Если в руках мажоритария сосредоточены 95 и более процентов акций акционерного предприятия, миноритарный инвестор может потребовать выкупить свою долю по рыночной цене. Сосредоточение такого крупного пакета ценных бумаг в одних руках резко снижает привлекательность активов для частных инвесторов и приводит к падению рыночных цен на бирже.

С другой стороны, и главный акционер-мажоритарий имеет право на принудительный выкуп акций, когда его доля достигнет 95 %, без согласия миноритариев. Деньги просто поступят на счет миноритарного инвестора, а запись о владении им этими ценными бумагами исчезнет из депозитария.

Более подробно возможности миноритарных акционеров в зависимости от размера пакета бумаг освещены в законе об акционерных обществах.

Возможности владельцев в зависимости от размера доли в компании

Владелец даже одной акции имеет право получить:

  • учредительные документы;
  • финансовую и бухгалтерскую отчетность;
  • протоколы заседаний собрания акционеров;
  • сведения об аффилированных лицах;
  • решения о выпуске ценных бумаг, в том числе и дополнительном;
  • внутренние документы, регулирующие деятельность акционерного общества;
  • отчет оценщика в случае выкупа акций;
  • судебные решения, связанные с деятельностью акционерного общества.

Если доля в компании более 1 %, то владелец пакета может потребовать протоколы заседания совета директоров, запрашивать информацию о совершении обществом крупных сделок.

Если доля 25 % и выше, то владелец имеет право на получение бухгалтерской документации, протоколов заседания правления, дирекции.

Заключение

Фондовый рынок в нашей стране еще только в начале своего развития. После приватизации 90-х годов акционерами стали миллионы людей, а сотни предприятий – акционерными обществами. Публичность компании подразумевает целый список ограничений и выполнение определенных обязательств.

И мажоритариям, и миноритариям надо еще научиться сосуществовать вместе и соблюдать интересы друг друга. А пока даже “голубые фишки” грешат разработкой сложных схем по сокрытию прибыли и ущемлению прав частных инвесторов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector